Домой Общество «Наше будущее — в тумане»: жизнь в Мутном Материке глазами местных

«Наше будущее — в тумане»: жизнь в Мутном Материке глазами местных

7
0

Мутный Материк — небольшой поселок, затерявшийся в глуши. В Республике Коми, полностью отрезанный от Большой земли. С одной стороны — река Печора, с другой — тайга. До ближайшего города можно добраться только на вертолете, теплоходе или вахтовке. Поселковые живут в таких условиях, в которых городские бы едва ли выдержали день. За что местные любят родные края и чем недовольны — в материале .Усинская глубинкаАндрей Канев родился в Мутном Материке в 1947-м. Когда его предки обосновались здесь, поселок только строился.

«Мутный Материк образовался с первым его жителем. В 1871 году Андрей Семенович Артеев с пятью сыновьями отплыли из деревни Варыш Ижемской области. Бросили родное гнездо, поскольку стало тесно: населенный пункт стремительно развивался, им же хотелось уединения. И вышли на прибрежье Печоры, — начинает рассказ Канев. — После за ними потянулись и другие. Занимались скотоводством, оленеводством, смолокурением, земледелием. Поселок тогда носил имя своего основателя».

Андрей объясняет, почему переименовали в Мутный Материк: «Первую церковь здесь возвели в 1905-м. Своего батюшки не было, священники приезжали из других сел. Один из них и решил дать новое имя деревне. Поселок находится рядом с речкой у подножия высокого холма, который даже в солнечную погоду покрыт легкой дымкой. Поэтому «мутный» холм — такое же и село. А «материк» оттого, что по одну сторону — река Печора, по другую — тайга. Получается, мы совсем оторваны от Большой земли».Выехать из Мутного Материка — задача не из легких. Ближайший город — Усинск — более чем в 200 километрах. Чтобы попасть туда, нужно перебраться через Печору. В морозы можно на автомобиле по зимнику. Время в пути — около пяти часов. А летом — на лодке или теплоходе, у которого в неделю три рейса. В остальное время — только на вертолете.

"С транспортом сейчас туго. Раньше каждый день "аннушки" летали, а по реке — "ракеты". Теперь, к примеру, вертолет делает рейс всего два раза в неделю. В воздухе около 40 минут, 2500 рублей в одну сторону. На речном транспорте — 1500. Для местных большие деньги, — продолжает Канев. — В прежние времена чаще выезжали, мало ли кому куда надо: в командировку, на отдых или просто погулять по городу. Я вот пенсионер, в Усинск выбираюсь, только если нужно в больницу".

Медпомощь в поселке с населением под две тысячи человек оказывают в дневной амбулатории. «Первый медпункт открылся еще в тридцатых годах. В 1941-м появилась больница с двумя палатами, родильным отделением», — говорит собеседник. Постепенно медучреждение расширилось — амбулатория и участковая больница работали в отдельных зданиях.

«А потом прокатилась небезызвестная волна оптимизации. Добралась она и до усинской глубинки. В 2013-м 25 койко-мест сократили до пяти. А в январе 2015-го больница получила статус амбулатории. Если кому станет очень плохо, самый верный путь — санавиация. Во всех прочих случаях — своим ходом».»Река захлебывается»Какое-то время Канев прожил вдали от Мутного Материка: служил в Москве во внутренних войсках, потом учился на педагога по физике в Сыктывкаре. Но все же вернулся. «С супругой познакомился в университете. Она совсем из другого селения, в тысяче километров от нас. Так что после учебы приехал я сюда уже не один. До пенсии работал учителем физики в школе. А жена там же директором. Теперь ее сменил мой старший сын. Была у нас еще дочка, но она трагически погибла — попала под машину. Дочка тоже в этой школе работала. У меня трое внуков — пока не знаем, пойдут ли по нашим стопам».Канев признается: о глобальном переезде задумывался не раз: все же с бытом непросто. «В поселке установлено несколько колонок, из них набираем воду в большие бочки. А дома уже разливаем по емкостям. К примеру, есть отдельная для стиральной машинки. На стирку — пять-шесть ведер. За водой хожу раза два в неделю. А моемся в бане. Говорю жене: «Давай все бросим — и в город!» Но не хочет, привыкла. Собственно, как и я».

Больше всего пенсионер переживает за Печору: уже не один десяток лет здесь разрабатывают месторождения, добывают нефть. «Река захлебывается от нефтяных разливов! Здоровой и хорошей рыбы совсем мало. Водятся только окунь, язь да щука, — вздыхает он. — Вообще, будущее Мутного Материка — в тумане. А нам бы так хотелось ясного неба!»»Захаживают медведи»В поселке есть одно «градообразующее» сельхозпредприятие. А так, у каждого — свое хозяйство. «Работают люди еще в котельных, на метеостанции, в магазинах. Конечно, ни одеждой, ни чем другим первой необходимости мы не обделены. Чего многим не хватает, так это возможности купить бензин в селе. Привозят из Усинска кто на чем», — рассказывает нам поселковый глава Константин Канев.О проблеме с медобслуживанием ему, разумеется, хорошо известно. «Наша амбулатория находится в здании старой участковой больницы. А недавно построили новое, введут в эксплуатацию уже этим летом. Будет еще одна амбулатория». Впрочем, он признает, что это едва ли кардинально изменит ситуацию, ведь штат медработников по-прежнему будет скромным. «Лучше бы нам помогли с полноценной больницей. Пока же в амбулатории работают медсестры, санитарки, терапевт, педиатр да акушерка».

Мутный Материк считается одним из самых густонаселенных в усинской глубинке. «Есть еще пара деревень рядом с нами: в одной сорок человек, в другой около шестисот, — уточняет Канев. — Здесь все как родственники. Большая часть местных — коми».Хотя в целом обстановка в поселке спокойная, без «криминальных» инцидентов не обходится. «Рядом же тайга. Прошлой осенью к нам медведь зачастил, съел три собаки. Тогда нельзя было хищника отстреливать. А когда и другой стал наведываться, вышло республиканское постановление — дали добро на отстрел». Собеседник говорит, что к здешнему образу жизни привык. «Я и сам коми. Мои предки были среди первых поселенцев. После школы отучился в Санкт-Петербурге в сельхозинституте, но все равно решил вернуться. Я ведь сельский человек».Нет тела — нет делаМестная жительница Наталья Ануфрева сообщила о том, что еще тревожит людей, помимо отсутствия хорошей больницы. «К примеру, смерть для жителей Мутного Материка — это не просто горе, но и большие хлопоты. Известно, что свидетельство выдают в морге. Ближайший — в Усинске! Везут тело до города кто на чем — в зависимости от сезона. Но ведь не у всех же есть личный транспорт — как правило, просят о помощи соседей», — сетует Наталья. По ее словам, если родные узнают, что близкому осталось жить совсем недолго, пытаются заранее получить свидетельство о смерти, «чтобы не «возиться» с мертвым телом». «Я сама здесь выросла, помогала родителям в хозяйстве. Прошла курсы медсестры. Большую часть жизни проработала в яслях», — говорит собеседница. Сейчас Ануфрева — председатель местного Союза ветеранов. Сегодня ее главная задача и головная боль — достойно встретить 75-летие Великой Победы. «Очень хотим поставить памятники участникам Великой Отечественной, увековечить их имена. Кто смог, конечно, установил на собственные средства для своих же родных. Но есть и пустые холмики — их всего около двадцати. Надеемся, помогут нам с этим в горадминистрации».

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь