Домой Общество В Екатеринбурге отца многодетной семьи осудили за доведение жены до суицида

В Екатеринбурге отца многодетной семьи осудили за доведение жены до суицида

18
0

На днях Верх-Исетский районный суд Екатеринбурга приговорил Амангельды Жангаулова к четырем годам колонии за доведение жены до самоубийства. Также в его отношении идет расследование по статье 119 УК «Угроза убийством»: вскоре после трагедии он нанес ножевые ранения своей старшей дочери Любови. За почти сорок лет совместной жизни супруги воспитали пять родных детей и около 150 приемных — этим Жангауловы зарабатывали на жизнь. Как уверяет сестра осужденного, Любовь наговорила на отца, чтобы получить в наследство дом и сделать из него храм Кришны, но дочь утверждает, что таких планов у нее нет. В запутанной истории разбирался корреспондент .»Три ножевых»Ранним утром 28 января 2018 года в доме Жангауловых в екатеринбургском поселке Медный произошла трагедия: свела счеты с жизнью мать семейства Любовь Жангаулова. На тот момент на воспитании в семье находились девять неродных несовершеннолетних детей. Муж погибшей Амангельды Жангаулов написал отказ от опеки, и их временно поместили в социально-реабилитационный центр.

«Мне позвонила старшая приемная дочь Оля (имя изменено. — Прим. ред.) и рассказала о случившемся. Мы с мамой были очень близки. Для меня ее смерть — тяжелый удар, — говорит корреспонденту старшая родная дочь Жангауловых Любовь Деревянных. — В госучреждении у ребят не было ни одежды, ни учебников, поэтому через неделю я с подругой и Олей поехала в коттедж за вещами. Войдя в дом, объяснила отцу цель приезда, однако со словами «мне больше нечего терять» он кинулся на меня с ножом и нанес три ранения: в лицо, шею и затылок. Потом замахнулся на мою подругу. Света попыталась остановить его — он порезал ей руку. В потасовке папа повалил меня на диван и начал душить. Мы упали на пол, и я оказалась сверху. Только благодаря этому нам втроем удалось с ним справиться. Полиция и скорая ехали не меньше часа, все это время продолжалась борьба: мы наносили ему удары, чтобы удержать на полу».

«Позже отец объяснил свои действия тем, что я якобы собиралась отнять дом и сделать здесь храм Кришны. Вот только кришнаизм я не исповедую. Хотя действительно общаюсь с семейной парой кришнаитов и знакома с индийской культурой: жила в Индии некоторое время», — продолжает Любовь.Зафиксировав побои, девушки обратились в полицию. Как сообщили агентству в отделе по связям со СМИ УМВД Екатеринбурга, по данному инциденту возбуждено уголовное дело по статье 119: «Угроза убийством». Расследование находится на завершающей стадии.Вскоре после потасовки с Деревянных связались следователи — их заинтересовали отношения в семье Жангауловых еще до описанных выше событий. «От старшей дочери нам стало известно о фактах жестокого обращения Амана с женой Любовью. Позже это подтвердили на допросах другие дети, а также знакомые семьи. Всего опросили более 25 свидетелей. Также специалисты провели судебную медэкспертизу тела погибшей, зафиксировав характер, локализацию и давность телесных повреждений: помимо следов суицида, на теле обнаружены кровоподтеки. Посмертная психолого-психиатрическая экспертиза показала прямую причинно-следственную связь между избиениями и оскорблениями со стороны супруга и суицидом Жангауловой», — сообщил старший помощник руководителя управления по взаимодействию со СМИ областного СУ СК по Свердловской области Александр Шульга.Следствие установило, что на протяжении нескольких лет Жангаулов систематически оскорблял супругу и бил ее. «После очередного инцидента она покончила с собой. Верх-Исетский районный суд Екатеринбурга признал Жангаулова виновным в совершении преступления, предусмотренного частью первой статьи 110 УК РФ: «Доведение до самоубийства путем угроз, жестокого обращения или систематического унижения человеческого достоинства потерпевшего». Ему назначено наказание в виде четырех лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима», — поясняет Шульга.

Еще новости:  Особенности лестниц из искусственного камня

«По имени не называл, только «мразью» или «скотиной»Чтобы лучше понять причины произошедшего, попросило Любовь Деревянных подробнее рассказать о семье. «Родители из Казахстана. Там родились я и брат. В начале 1980-х мы переехали в Тюмень. Пока мама нас воспитывала, папа гулял: помню, как таскал меня по женщинам. Позже переехал в Свердловск, оставив маму. Меня забрал с собой: уверял соседей, что мать бросила ребенка. В итоге мама переехала из-за меня сюда, и они вновь стали жить вместе. За сорок лет брака родители разводились трижды, но сходились вновь», — излагает семейную историю Деревянных.Уже в Екатеринбурге Жангаулова родила мужу еще троих детей. Семья перебралась из квартиры ближе к земле — в поселок Медный. «Завели скотину, огород. К тому моменту я уже жила отдельно, а они взяли троих детей под опеку: мама сама воспитана в приемной семье и всегда мечтала помогать сиротам. Потом брали на воспитание и других детдомовских. Для родителей это стало основным средством существования: они получали зарплату как воспитатели плюс пособие. Всего порядка двухсот тысяч. Сначала жили в маленьком доме, а потом отстроили трехэтажный коттедж. Через них прошло порядка ста пятидесяти детей: кого-то временно отдавал переполненный детдом, над другими брали опеку. Однако под конец отец стал жадничать и принимал все больше детей: справляться с ними было все тяжелее», — продолжает старшая дочь.

Она уверяет, что отец был жесток с мамой всю жизнь. «Бил ее руками и ногами, унижал. Однажды даже выбил зуб. Сама я этих сцен не видела, но мама мне часто жаловалась, показывала синяки, кровавые раны. К тому же, когда родился мой сын, я на два года переехала к ним. По имени к маме отец никогда не обращался: называл «мразью» или «скотиной». В 2013 году избил ее так, что она вместе с детьми на некоторое время переехала к друзьям. С детьми был настолько же убийственно добр, насколько жесток: мог и на них поднять руку. Мама считала, что уйти от мужа — позор, как и выносить сор из избы, поэтому терпела. Я пыталась привлечь к ситуации внимание опеки, но там заняли сторону отца: мол, семейные ссоры, ничего страшного», — сетует собеседница.Любовь Деревянных намерена подать иск о лишении отца наследства — коттеджа. «Все пятеро родных детей, включая меня, — совершеннолетние, все подали документы для вступления в права наследования нотариусу. Младшая живет со мной, остальные кто где: в Екатеринбурге, Москве, Франции. Гражданское дело по дому, инициированное отцом, приостановили, пока над ним шел суд. Кроме того, я буду писать ходатайство в областное Министерство социальной политики: мама свела счеты с жизнью в том числе из-за халатности опеки. Галина Белова, их руководитель, защищая отца, открыто грозила, что заберет и моих детей (у Любови есть родной и усыновленный ребенок. — Прим. ред.). Этому есть свидетель — мой друг. К тому же они пускали отца к детям после трагедии с мамой, когда уже было возбуждено уголовное дело, — такое недопустимо», — уверена девушка. связалось с Галиной Беловой, и та сообщила, что подобных угроз от нее не исходило. Прямо отвечать на вопрос о том, посещал ли Жангаулов детей после возбуждения уголовного дела, она отказалась, отметив, что это невозможно без справки об отсутствии судимости либо уголовного преследования. Альтернативная реальностьНашлись и те, чья версия событий отличается от того, что рассказала Деревянных. «Вины Амана нет ни на грамм. Его жена была женщиной агрессивной и импульсивной, мужа ни во что не ставила, деньгами распоряжалась одна. Дочь Любовь — копия матери, мой брат ее боялся: убегал в лес, когда она приходила. В семье было заведено так, что он занимался приемными детьми, а жена — родными. Поэтому Люба ревновала его к детдомовским, как и другие дети. Сам Аман — человек интеллигентный. Работал всю жизнь не покладая рук, то на заводе, то кочегаром, то дворником, чтобы дать детям хорошее образование. Первые двадцать лет их совместной жизни я была у них почти каждый день: помогала по дому и с детьми, ведь супруга брата толком ничего не умела. Никто не был унижен или оскорблен, в доме всегда весело», — сообщила сестра Амангельды Гульбану Жангаулова.Когда семья Жангауловых перебралась в Медный, сестра перестала наведываться в гости, только виделась с братом в Екатеринбурге. После конфликта с дочерью, дошедшего до поножовщины, Аман переехал к ней в Екатеринбург. «Он очень тяжело переживал смерть жены, почти ничего не ел. Один из сыновей рассказал Аману, что Любовь хочет сделать из дома храм Кришны, а его упечь в тюрьму — это он узнал от самой Любы. Когда она приехала, он ушел в лес. Но Любовь начала бить окна в доме. Тогда Аман попытался ее остановить, и они втроем его избили: кирпичом, палкой, каблуками. Больше всего переживаю за его младшую дочь, которая живет с Любовью: попадет под ее влияние или та сдаст сестру в сумасшедший дом, чтобы унаследовать недвижимость. Кришнаиты совсем затуманили ее рассудок», — говорит Гульбану.Адвокат Жангаулова Оксана Филимонова также считает, что решение суда необоснованно. «Будем обжаловать. Все обвинение основано на словах старшей дочери, которые экспертиза подтверждает лишь частично. К примеру, там нет ни слова про выбитый зуб, о котором она упоминала на суде. Речь шла лишь о четырех ссорах, разница во времени между некоторыми колоссальна: первый эпизод — в 1991 году, а второй — в 2013-м. Получается, более двадцати лет у семьи все было в порядке. Но даже если допустить, что нет, всегда можно развестись», — комментирует Филимонова.Подзащитного она характеризует как человека простого и честного. «На суде он признался, что за всю жизнь дал жене от силы пять пощечин и раз десять назвал скотиной, но избивать ее никогда и не думал. Также пояснил, что сама Жангаулова была женщиной агрессивной: поколачивала его, кидалась предметами. Ему даже доводилось уходить в лес, пока она не успокоится. Тем не менее он любил ее и старался поддерживать хорошие отношения. Суд также отказался приобщить к делу характеристику Амана, написанную его родной сестрой, сославшись на то, что она не общалась с ними в последние годы. Аман не сомневается: дочь дала такие показания, чтобы унаследовать коттедж, ведь, кроме нее, никто из родных детей на него, по сути, не претендует: кто во Франции, кто в Москве», — считает собеседница.Как бы то ни было, главное сейчас — судьба несовершеннолетних детей. «Шестеро находятся в социально-реабилитационном центре: ходят в школу, посещают секции и кружки. Несколько месяцев назад после жалобы Амана мы проверили работу этого госучреждения: серьезных вопросов у нас не возникло», — сообщил агентству омбудсмен Свердловской области Игорь Мороков. По информации Любови Деревянных, двух девочек, которых семья взяла на воспитание незадолго до трагедии, удочерили. Один мальчик вернулся в детдом в Нижнем Тагиле, откуда попал к Жангауловым.

Еще новости:  Особенности лестниц из искусственного камня

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь