Революция в кино: россиянин изобрел новую технику съемок

5

em>Тридцатилетний Александр Золотухин, программист по образованию и воспитанник мастерской Александра Сокурова в Нальчике, дебютировал на Берлинском кинофестивале фильмом «Мальчик русский», показанным в программе «Форум», куда отбирают экспериментальное кино со всего мира. История деревенского парня, который ушел на фронт Первой мировой, привлекла внимание публики не только исторической темой, но и техническими новшествами. Эта лента уникальна с визуальной и звуковой точек зрения. Режиссеру и оператору удалось добиться необычного зернистого изображения, как на фотографиях столетней давности. Корреспондент поговорила с Александром Золотухиным о войне, национальном мужском характере и благодарной берлинской публике.

— Поражает визуальное оформление картины — как вы достигли такого эффекта? /div>

— Это придумал наш оператор Айрат Ямилов. Мы понимали, что нужно какое-то отстранение, то есть зритель должен находиться не внутри истории, а наблюдать за теми событиями из современности. Нам было важно показать не все, оставить степень умолчания, и прием с зернистой пленкой дает небольшое размытие. Мы вдохновлялись цветной фотографией начала прошлого века — есть серия французских фотографий времен Первой мировой. Также мы изучали живопись: русские передвижники, крестьянские портреты, Левитан. Я поставил оператору задачу снять так называемый идеальный негатив. Это значит, что снимали мы на «цифру», а получить требовалось материал, с которым можно делать все что угодно на этапе цветокоррекции.Александр ЗолотухинрежиссерПотом мы начали экспериментировать, пробовали разные варианты. Там не только зернистость — в некоторых сценах пленка поцарапана, пересвечена — и это неслучайно, это работает на драматургию. Возникает ощущение, что оператор снимал в каком-нибудь окопе и пленка повредилась.

— Почему вы решили обратиться к Первой мировой? Об этом сегодня кино снимают редко. /div>— У меня был ряд замыслов, целый список. В свое время Александр Николаевич (Сокуров. — Прим. ред.) советовал всем студентам записать темы и идеи, которые им было бы интересно реализовать. Я, в частности, пометил для себя: человек на войне, жизнь русских людей в начале ХХ века. Потом совершенно случайно наткнулся на изображение классических локаторов, заинтересовался тем, что это такое, стал читать, изучать. И понял, что на этом материале можно сделать сценарий. Много раз переписывал, дорабатывал. Начал еще студентом третьего курса, показал мастеру, он дал рекомендации, сказал, какую литературу почитать, чтобы лучше понять жизнь людей того времени.

Еще новости:  Загадка Голиафа: откуда пришел самый известный воин Библии

— Что особенно пригодилось? — На меня очень повлияли воспоминания Шаляпина и черно-белые фотографии начала ХХ века простых людей, их быта. Интересно было изучать воспоминания Горького. Читал много мемуаров военнослужащих, прошедших Первую мировую. Но как бы глубоко мы ни пытались копать, все равно не передать того ужаса, который испытывает солдат. Поэтому мы понимали, что единственная интонация, с которой можно рассказывать о людях на войне, — это сочувствие.Александр ЗолотухинрежиссерОни бывают хорошими или не очень, совершают какие-то плохие поступки, но то, что они ежедневно рискуют жизнью и могут умереть в любой момент, облагораживает. Мне это стало интересно, потому что война — катализатор как самых отвратительных, страшных и мерзких человеческих качеств, так и наиболее прекрасных, добрых. Меня занимают человеческие отношения, а война их высвечивает.

— На каких военных фильмах вы росли? /div>— Безусловно, на советской традиции военного кино. Мне очень нравятся «На войне как на войне» и «Баллада о солдате». Еще один фильм, который в свое время посоветовал посмотреть Александр Николаевич, и я его очень полюбил — «Шел солдат». Там уникальные документальные кадры и очень важна интонация, с которой рассказывается история: внимание к простым людям, к их ежедневным трудностям. Ведь война — это не только стрельба, но и суровый быт, испытания для человека, тяжелая работа.

— Вы еще больше затрудняете эти непростые военные условия для главного героя, лишая его зрения. История ослепшего, который остается на фронте и служит слухачом, основана на реальных событиях? /div>— Такое было, правда, позже — в блокадном Ленинграде. Там использовали подобные устройства для обнаружения вражеской авиации, но более совершенные, и для них брали слухачами людей из общества слепых. — Почему в центре сюжета фактически ребенок? /div>

— Наш мальчик — искренний, открытый, еще не до конца осознающий трагедию потери зрения. Годам к тридцати он, возможно, поймет, какую страшную цену заплатил. Нам была важна его искренность, доброта, наивность, и то, как к нему относятся более взрослые солдаты. Он пробуждает в них лучшие чувства своей слабостью и хрупкостью, но, с другой стороны, внутренней силой и даже строгостью.Александр Золотухинрежиссер— В фильме совершенно невероятные лица — как вы проводили кастинг? /div>— Да, кастинг — наша гордость. У нас много непрофессиональных исполнителей. Особенно долго искали паренька на главную роль. Уже весь состав утвердили, а его все не было. В итоге нашли в одном из детских домов Санкт-Петербурга.

Еще новости:  Мир искусства: как таланту добиться признания?

— Почему именно там? /div>— К нам на кастинг приходили ребята, и мы понимали, что они слишком «сытые» — современные благополучные дети. А в то время были совершенно другие типажи, если посмотреть фотографии, почитать литературу. Тяжелая жизнь накладывала отпечаток, и, несмотря на возраст, в этих детях была какая-то взрослость, при этом сохранялась и детская непосредственность. Исполнитель главной роли Володя рос без родителей, и в нем эта человеческая доброта и теплота удивительным образом сохранились. Он талантливый парень, писал стихи — очень трогательные неожиданные образы.Александр Золотухин режиссерСейчас он изменился, отрастил рокерскую челку, играет на гитаре. На момент съемок ему было 16 лет, а сегодня 18, так что переходный период прошел. — Он работал с педагогом по актерскому мастерству или вы впускали его в кадр таким, какой он есть? /div>— Нашей задачей было сохранить его индивидуальность, мы не старались слепить какой-то придуманный образ. Сложность была в том, что чем больше дублей делал Володя, тем более предсказуемым становился, поэтому мы обычно брали первый-второй дубль. — Были сомнения относительно того, как в Германии воспримут фильм, учитывая, что это страна непосредственно участвовала в тех событиях?— Конечно, ведь у нас немецких солдат играли немцы, носители языка. Приехали в Россию на лето по студенческим программам, и мы их очень удачно поймали на съемки. Работа с языком, которым ты сам не владеешь, всегда большая ответственность, потому что интонационно ты что-то можешь порекомендовать, но по смыслу чего-то не знаешь, возможны ошибки. И я очень волновался, как именно в Германии воспримут немецкую речь, будет ли она для зрителей правдоподобной, или получится как в голливудских фильмах о России.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here