«Львята халифата». Страшное наследие исламских террористов

2

В Сирии, где продолжается наступление на последние базы «Исламского государства»*, сторонники террористов сдаются властям. Среди них есть завербованные иностранцы, прибывшие в лагеря ИГ* вместе с семьями. Накануне на базу коалиционных сил явились две гражданки Канады с детьми. В арабской республике им грозит смерть, на родине — тюрьма. В дилемме разбиралась корреспондент . Детские лагеря террористов»Детям нравится, когда взрослые называют их «львятами халифата». Они гордятся, что с малых лет становятся настоящими солдатами «Исламского государства»*. Досаду у многих вызывает лишь то, что не сразу могут попасть на войну. Чтобы отличиться, некоторые выбирают путь шахидов. Другие продолжат битву с Западом после того, как пожар войны перекинется из Сирии и Ирака в Европу», — рассказывает бывший полевой командир ИГ* Абу Аббуд аль-Раккави.

Детские лагеря террористы создавали по мере захвата новых территорий в Сирии и Ираке. В основном туда попадали сироты, некоторых отдавали родители, в том числе выходцы из западных стран и постсоветского пространства.

По видеороликам и фотографиям в Сети правозащитные организации сделали вывод, что в воспитательных лагерях ИГ* находились от пяти до восьми тысяч детей. Некоторые младше восьми лет. Примерно треть — подростки до четырнадцати лет. Меньше всего джихадистов, которые вот-вот достигнут совершеннолетия. Таких отправляли на передовую, остальных готовили в основном для терактов. Большинство детей знают лишь, как заряжать винтовку и делать взрывчатку из подручных средств. Взрослые ими умело манипулируют, уделяя основное внимание мальчикам. Девочки в лагерях есть, но их рассматривают скорее как потенциальных шахидок.»В воспитательных лагерях дети жили в полной изоляции от внешнего мира и родителей. Их учителями были полевые командиры, внушавшие, что неверных надо убивать, насиловать и взрывать. Многих обучали навыкам террористов-смертников. Всем объясняли, что надо положить всю жизнь на борьбу с западным миром», — сообщил журналистам аль-Раккави.

После разгрома ИГ* предстоит вернуть таких детей к мирной жизни. Но как это сделать, никто толком не понимает. Женщины находились словно под гипнозомОдурманенные идеями «Исламского государства»* женщины не только добровольно отдавали детей в лагеря «Львят халифата», но и сами выражали готовность стать шахидками. «Возвращающиеся из Сирии и Ирака женщины часто воспринимаются как жертвы, слепо следовавшие за мужьями. Это не всегда так. Порой жены совершенно осознанно вступали в ИГ* и присягали на верность террористам. И в большинстве случаев они ясно понимали, что дети больше им не принадлежат. Причем это касается не только арабских женщин, но и тех, кто приехал из Европы, Америки или стран СНГ», — говорит ведущий эксперт Центра изучения современного Афганистана Андрей Серенко, специалист по террористическим организациям, общавшийся со многими, побывавшими в ИГ*.

Еще новости:  В МИД Венесуэлы рассказали, что Россия поставляет Каракасу

По его словам, боевики отбирали всех детей старше семи лет. «В семь лет ребенком легко манипулировать, дети легко внушаемы. Одну группу учат на смертников, других превращают в солдат джихада. Есть специальные учебники «, — уточняет эксперт.»Дети почти не задают вопросов. Убийства и взрывы они воспринимают как продолжение компьютерной игры и не испытывают угрызений совести, свойственных взрослым. Если какой-то малыш начинал скучать по родителям, ему объясняли, что совсем скоро он встретится с ними в раю, но сначала надо убить побольше неверных», — рассказывает замдиректора Центра исламоведения при президенте Республики Таджикистан Рустам Азизи.После разгрома ИГ* властям оказалось проще возвращать на родину женщин и маленьких девочек, чем мужчин и мальчиков, продолжает эксперт. «Те, кто был в лагерях ИГ*, с неохотой идут на контакт. Многие только сейчас начинают понимать весь ужас содеянного. Они признаются, что находились словно под гипнозом или влиянием психотропных веществ, когда отдавали детей боевикам», — отмечает Азизи.

В Таджикистане правоохранительные органы смогли вернуть из Сирии маленькую девочку Марьям. «Ее отец, который увез семью, убит. Мать находится в иракской тюрьме. Ребенок пока живет с дедом. Но даже такой крохе трудно вернуться в нормальной жизни после ужаса, с которым она там столкнулась», — подчеркивает специалист. Замкнутый кругДругая сторона проблемы — недоверие общества. Люди всегда будут видеть в тех, кто побывал в лагерях ИГ*, потенциальных преступников, что может провоцировать новую волну агрессии. Вот, например, история сирийского подростка Усанда Баро.

До войны с «Исламским государством»* он с семьей жил в Алеппо. Но однажды в местной мечети ему предложили послужить на благо Аллаха не только молитвой, но и делом. Подросток согласился, и его отправили в лагерь «Львят халифата» в Ирак.»Нам день и ночь внушали, что шииты, христиане, иудеи — неверные. Призывали их убивать. Чтобы мы не сомневались, говорили, что иначе неверные убьют наших родных. Вокруг было много малышей, которые верили каждому слову», — вспоминает подросток.Усанда Баро достиг уже вполне сознательного возраста, поэтому вскоре понял, что цель террористов — вовсе не создание справедливого исламского халифата, а убийства ради убийства. Чтобы выбраться из детского лагеря, он согласился стать шахидом. Его обвязали взрывчаткой и отправили взрывать шиитскую церковь. Усанда подошел к охранникам, показал им пояс. Теракт не состоялся, но молодого человека все равно отправили в тюрьму. Никто не вникал в его обстоятельства, в общественном сознании он — малолетний преступник. «Ислам осуждает терроризм в любой форме, независимо от того, кто совершает теракты — дети или взрослые. Мусульманская педагогика исключает воспитание ребенка в духе насилия или его оправдания. Но вся идеология терроризма держится на неверной интерпретации ислама», — говорит сотрудник Института национальной стратегии Раис Сулейманов.Еще одним следствием угрозы детского терроризма может стать ужесточение контроля за всеми детьми. Это, по мнению Сулейманова, только усилит нетерпимость в обществе. Проблема сложная со всех сторон, подчеркивают собеседники , и выработать верное решение только предстоит.*Террористические организации, запрещенные в России.

Еще новости:  Медведчук рассказал, как Москве и Киеву следует выстраивать диалог

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here