«Мне по фану». Как подростки превратили воровство в магазинах в субкультуру

0
2

В магазинах они подолгу бродят вдоль прилавков и примеряют одежду, хотя покупать ничего не собираются. Называют себя шоплифтерами, но по сути это обычные воришки. Крадут не из-за нужды, зачастую эти подростки из обеспеченных семей. Воруют, чтобы убить время или ради острых ощущений, а украденную вещь потом могут выбросить или пустить на тряпки.

Преступное хобби

В гардеробе у Литова несколько пар джинсов, каждая из которых стоит как обручальное кольцо. Футболки дешевле трех с половиной тысяч рублей он не носит принципиально. На покупку столь дорогой одежды 18-летнему студенту из Уфы пришлось бы копить несколько месяцев. Впрочем, он и не пытался. Без тени стыда Литов признается, что за свои деньги вещи он не покупал давно. Все, что есть в его гардеробе, вплоть до носков и нижнего белья, — краденое.

«Началось все два года назад. Нам с другом было скучно, хотелось как-то развлечься. Мы пошли в магазин и вынесли футболку. Если честно, ни ему, ни мне она не была нужна. Ни один из нас ее даже ни разу не надел. Зато мы потом долго вспоминали, как отвлекали консультантов, чтобы не спалиться», — откровенничает он.

Скриншоты из сообществ шоплифтеров в соцсетяхСкриншоты из сообществ шоплифтеров в соцсетях

Литов не фамилия, а никнейм, под которым молодого человека знают в группах шоплифтеров. Он из приличной работящей семьи. Крадет не потому, что заставляет нужда. Он это называет хобби. «Мне все это по фану, весело, — невозмутимо объясняет Литов. — Только иногда я беру заказы на ту или иную вещь. Но даже в этом случае неплохо зарабатываю — в месяц получается минимум 50 тысяч рублей».

Крадет он все без разбору — от копеечных шоколадок до дорогой техники. Рассказывает, что не так давно утащил из магазина игровую приставку последней серии с двумя джойстиками. «Но своим личным рекордом я считаю поход в магазин **** (известный европейский бренд одежды. — Прим. ред.). Я его обнес на 50 тысяч рублей за раз. Одна ветровка оттуда стоила больше десяти тысяч», — хвастает собеседник.

По его словам, в дорогом магазине украсть даже проще, чем в сетевом, ориентированном на средний класс. «Открою маленький секрет: в люксовых магазинах не такая бешеная охрана. Я бы сказал, что там ее нет вообще. Проходимость настолько низкая, что выставлять охранников просто нет смысла. Зачастую их функции выполняют консультанты. А они, если видят, что ты пришел просто поглазеть на вещи, теряют к тебе всякий интерес».

Современные воришки уже давно не надеются только на ловкость рук. Даже те, кто крадет исключительно ради забавы, стараются обзавестись специальными гаджетами.

Например, в их «арсенале» есть глушилки, которые гасят сигнал от прикрепленных к одежде датчиков. «Но это дорогие приборы, стоят от 35 до 50 тысяч рублей. Те, у кого таких денег нет, просто обшивают сумку изнутри специальной тканью, через которую не проходит радиосигнал. Ну а сами алармы (датчики. — Прим. ред.) мы снимаем не в примерочных, как многие думают, а уже в машине. Для этого возим с собой специальные магниты».

Все, что не удалось продать, он пускает на тряпки или выкидывает. Вором себя не считает и стыда не испытывает. Наоборот, говорит, что он чуть ли не современный Робин Гуд.

«Магазины накручивают цены в пять, а то и в семь раз. У меня же люди могут купить все по себестоимости. На оставшиеся деньги они приобретают игрушки или сладости для детей», — оправдывает он свое «хобби».

Такой нехитрой философией прикрываются многие шоплифтеры. Им почему-то кажется, что, воруя в магазинах, они борются с «торговыми магнатами» и дают рабочие места тысячам охранников по всей России. У них даже есть своя лексика: вместо «украл футболку» они говорят «освободил футболку».

Кража под заказ

Сейчас в соцсетях больше десяти посвященных шоплифтингу сообществ. В самом многочисленном четыре с половиной тысячи пользователей. Как и другие деструктивные группы, сообщества шоплифтеров постоянно блокируют, но уже через несколько недель они появляются снова. Здесь выкладывают видеоуроки из серии «как себя вести, если вас поймали охранники», учат вычислять «слепую» зону в торговом зале.

Скриншоты из сообществ шоплифтеров в соцсетяхСкриншоты из сообществ шоплифтеров в соцсетях

Почти в каждой группе есть раздел «Покупки подписчиков». «Вчера купил две толстовки, рубашку, футболку, четыре батона колбасы, штаны, восемь упаковок порошка. Итог — 13 204 рубля, — сообщает один. «Девушка пригласила в гости, с пустыми руками не пойдешь. Пришлось купить вина за две тысячи», — признается другой.

«Купил» — это эвфемизм, которым шоплифтеры заменяют слово «украл». Кстати, название движения — тоже эвфемизм, калька с английского. Звучит красиво, но в переводе означает всего лишь «магазинный вор». В таких сообществах пользователи не только хвастают успехами, но и ищут покупателей краденого. «Есть три бутылки вермута и 18 энергетиков. Отдам все за полцены. Торг». «Текила по 800 рублей, кофе и коньяк — по 300».

Среди шоплифтеров есть даже молодые мамы. Так, в одном из объявлений сообщается, что «продавец работает исключительно по детскому питанию и средствам ухода за младенцами». Спрашиваем, может ли «продавец» достать памперсы? «Без проблем. Напишите, какой размер и сколько упаковок», — следует моментальный ответ. Уже в личной беседе автор объявления признается, что вещи она выносит, спрятав их в детскую коляску: «Никто не станет обыскивать молодую маму. А если и заподозрят что-то неладное, достаточно прикинуться, будто ты просто забыла оплатить».

Читайте также:  Роскачество рассказало, как выбрать вкусные глазированные сырки

Пока одни продают краденый товар, другие, наоборот, ищут тех, кто мог бы для них что-то стащить. В объявлениях так и указано: «Ищу исполнителя под обувь, алкоголь, одежду». Литов говорит, что вещи заказывают в основном для себя, а вот продукты и бытовую химию приобретают оптом для реализации в мелких магазинах: «Из одного гипермаркета за раз можно вынести с десяток шоколадок. Некоторые лифтеры за день обходят все магазины в районе, потом сдают товар в мелкие лавочки и на этом неплохо зарабатывают».

«Среди шоплифтеров встречаются состоятельные»

Официальную статистику магазинных краж собрать сложно главным образом потому, что в большинстве случаев до вызова полиции не доходит. Литов рассказывает, что за два года его ловили четыре раза. И ему всегда удавалось договориться с охранниками.

«Обычно за пойманного вора охране полагается премия в размере двух-трех тысяч рублей. Понятно, что, если я предложу больше, сдавать меня полиции им просто невыгодно. Правда, в последний раз меня поймали на алкоголе, пришлось отдать порядка ста тысяч рублей, чтобы не было условки», — откровенничает он. В его окружении есть и те, кого привлекали к ответственности. В основном по статье 161 УК «Грабеж». Наказание от двух до четырех лет.

— Но моих знакомых в основном отправляли на принудительные работы, — говорит Литов.

— И что, после этого они не воровали?

— Не все, но многие. Ведь если еще раз поймают, будет рецидив и реальный срок. 

Как объяснил директор ЧОП «Белган» Валерий Ганков, из ста краж, которые фиксируют охранники супермаркетов, до полиции доходит одна-две. «Во всех остальных случаях человек либо возмещает ущерб на месте, либо возвращает украденный товар», — поясняет он.

По наблюдениям Ганкова, большинство пойманных идут на воровство ради развлечения. Причем среди шоплифтеров встречаются достаточно состоятельные люди. «Некоторое время назад я участвовал в круглом столе, посвященном магазинным кражам. Во время обсуждения представитель известной сети супермаркетов, ориентированной на людей с достатком выше среднего, признался, что некоторым постоянным покупателям они даже позволяют украсть какую-то безделушку», — говорит Ганков.

По словам директора охранного предприятия, в известных брендовых магазинах действует четырехступенчатая система защиты от краж. «Например, все дорогие товары, такие как шубы и дубленки, помимо магнитов-клипс, снабжены дублирующим защитным устройством. Наверняка замечали, что многие вещи нельзя унести от зеркала дальше чем на два-три метра, так как они «привязаны» специальными проводами? Это и есть охранная сигнализация. Кроме того, в торговых залах подобных магазинов всегда находятся детективы в гражданской одежде, которые под видом покупателей мониторят обстановку», — объясняет собеседник. 

Успешно работает и программа распознавания лиц. «Если человека поймали на попытке воровства, охрана объекта может сфотографировать его и внести данные в программу. Впоследствии система будет подавать сигнал всякий раз, когда этот человек переступает порог магазина», — уточняет Ганков. Обычно в этой ситуации чоповцы действуют на предупреждение и просто вызывают в торговый зал дополнительного охранника, который ходит по пятам за потенциальным вором.

Правда, как отмечает специалист, в последнее время на должность охранников управляющие магазинов вынуждены набирать людей чуть ли не с улицы. «Почему участились случаи, когда незаконно обыскивают пенсионеров? Или вопреки инструкциям по несколько часов держат в подсобках подростков? Как раз из-за того, что профессионалы отказались работать с торговыми сетями», — утверждает Ганков.

Сам он в течение двадцати лет сотрудничал с крупными супермаркетами и магазинами одежды. Но решил разорвать все контракты. «Кражи неминуемы, какая бы хорошая охрана ни была. В магазинах с периодичностью в два-три месяца проводят инвентаризацию. Все недостачи разделяют между продавцами и охранниками. В итоге львиная доля заработной платы охранника уходит на то, чтобы покрыть убытки от краж», — добавляет директор ЧОПа.

«А вообще, у каждого магазина уникальная система защиты от воров. Всех нюансов вам никто не откроет. Единственное, что категорически запрещено, — устанавливать камеры в примерочных. За это уголовная ответственность грозит уже руководству магазина», — подчеркивает Ганков.

«Все идет из семьи»

В психиатрии есть заболевание, которое проявляется в болезненном влечении к совершению краж, — клептомания. Но специалисты говорят, что шоплифтеров к этой категории отнести нельзя. Как объяснил клинический психолог, специалист по зависимому поведению Иван Алименко, клептоманы крадут тайно. «Их преследует навязчивая идея обладать вещью. Но, совершив противоправное действие, они всегда испытывают чувство вины. Огласка клептоманам только навредит. Шоплифтеры же, наоборот, стараются рассказать о своем поступке как можно более многочисленной аудитории», — говорит он.

В основном к этому движению присоединяются подростки с кризисом идентичности, которые ищут себя и способ привлечь интерес общества к своей персоне. «Конечно, кто-то из этих молодых людей потом пойдет по криминальному пути, но большинство перерастут этот период», — считает психолог.

Однако, если родители понимают, что их ребенок увлекается магазинными кражами, им стоит обратиться к специалистам. «Родителям нужно быть готовыми к тому, что прежде всего врач будет работать с психологическим климатом в семье, ведь такое поведение однозначно представляет собой травматическую реакцию подростка на какие-то семейные проблемы», — разъясняет Алименко.

Впрочем, к психиатрам или психологам стоит обратиться и взрослым, которые понимают, что их тянет украсть что-то в магазине. «Даже если у человека обнаружат расстройство личности, врач подберет ему более приемлемый способ сублимации», — резюмирует эксперт.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here