Замороженный бензин. Когда перестанут расти цены на топливо

0
1

Нефтяники по просьбе правительства согласились не повышать расценки в обмен на снижение акцизов с 1 июня. Остановит ли это удорожание бензина и как топливный кризис связан с покупкой валюты Минфином — в материале .

Вице-премьер Дмитрий Козак провел экстренное правительственное совещание по ситуации на бензиновом рынке с участием представителей крупнейших нефтяных компаний. Ситуация по-настоящему критическая.

По данным Росстата, с начала года по конец мая бензин в рознице в среднем по стране подорожал на 7,3%, дизельное топливо — на 7,9%. В Москве и того больше: Аи-92 прибавил 8,6%, Аи-95 — 8,2%, дизель — 8,6%. Только за последние две недели мая средние общероссийские цены повысились почти на полтора рубля.

Такого давно не было. В итоге в конце мая литр девяносто пятого в столице стоил под 48 рублей, а девяносто второго — почти 46. По опросу Фонда общественного мнения, каждый третий россиянин сегодня считает рост цен на бензин «очень сильным».

Топливо протестов

Чисто экономическая проблема приобрела политический характер. В ряде регионов — Дагестане, Новосибирске, Омске — состоялись протестные акции автомобилистов. В Ставрополе, Братске, Иркутске и некоторых других городах подобные мероприятия планируются на ближайшие дни.

Выступили законодатели. Совет Федерации на этой неделе направил официальное письмо в Минэнерго России с призывом отреагировать на резкий рост стоимости топлива. Госдума, в свою очередь, настоятельно рекомендовала Федеральной антимонопольной службе (ФАС) «проверить обоснованность резкого роста цен на бензин».

Надо отдать должное ФАС, она моментально направила «Роснефти» требование «обеспечить производство светлых нефтепродуктов и их устойчивую поставку на внутренний рынок», а также снизить экспорт топлива, чтобы увеличить его продажи в стране. Как отметили антимонопольщики, именно на «Роснефть» пришлась «основная доля снижения объемов реализации нефтепродуктов», дефицит которых мог «послужить причиной роста цен на бензины марки Аи-92, Аи-95 и дизельное топливо».

«Роснефть» в ответ обвинила ФАС в том, что та «переводит стрелки» на компанию, вместо того чтобы принимать меры по урегулированию ситуации на топливном рынке. В эту неконструктивную перепалку пришлось срочно вмешаться Дмитрию Козаку.

Кто расплачиваться будет

В результате на совещании у вице-премьера нефтяники пообещали не повышать цены на бензин в течение месяца. Правительство, со своей стороны, приняло решение с 1 июня снизить акцизы почти на треть — на три тысячи рублей за тонну (на дизтопливо — на две тысячи). А с учетом отмены планировавшегося ранее повышения акцизов с 1 июля на 700 рублей налоговое бремя уменьшится на 3700 и 2700 рублей соответственно.

По оценкам экспертов, это снизит оптовые цены на топливо в пределах 2,2-2,5 рубля за литр. Однако в рознице такой динамики ждать не приходится. По оптимистическим прогнозам, бензин на АЗС может подешеветь максимум на рубль. Пессимисты уверены, что вообще не подешевеет.

Пока же, согласно данным Санкт-Петербургской товарно-сырьевой биржи, оптовые цены на бензин Аи-95 уменьшились за сутки на 1,2%, на дизельное топливо — на два процента, на девяносто второй — на 2,2%. Впрочем, эксперты сомневаются в устойчивости позитивной тенденции.

Читайте также:  Центробанк отозвал лицензию у московского Мосуралбанка

Главный риск возобновления роста цен связан с тем, что экспорт нефтепродуктов по-прежнему существенно выгоднее продаж на внутреннем рынке. Так, реализация каждой тонны девяносто пятого бензина за рубежом приносит на 4600 рублей больше, чем в России. Для Аи-92 этот показатель — 4300 рублей, для дизеля — четыре тысячи.

Поэтому нефтяники считают летнее снижение акцизов недостаточным и просят добавить еще процентов десять, чтобы выровнять доходность между экспортом и внутренним рынком. Альтернатива снижению акцизов — временное жесткое ограничение экспорта нефтепродуктов. Такой вариант предложил пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев.

В краткосрочной перспективе административный вариант выглядит очень соблазнительно. Дело в том, что уже нынешнее снижение акцизов приведет к падению бюджетных доходов примерно на 125 миллиардов рублей, а с июля — на 150-160 миллиардов.

Вроде бы ничего страшного: цена нефти сейчас почти вдвое превышает заложенные в бюджете консервативные 40 долларов за баррель, так что доходы федерального бюджета от экспорта углеводородов по итогам года достигнут примерно 2,75 триллиона рублей, в пять раз больше плана (527,6 миллиарда рублей). То есть потери от снижения акцизов легко возмещаются.

Но доходы от нефтяного экспорта получит федеральный бюджет, а в акциз на топливо заложена существенная региональная составляющая. Из-за снижения акцизов в бюджетах регионов образуется дыра на десятки миллиардов рублей. Федеральному центру придется организовывать дополнительные бюджетные трансферты для компенсации этих потерь.

По сравнению с такими сложностями ограничение экспорта нефтепродуктов волевым решением властей кажется простым и эффективным. Но силовое вмешательство в рыночные процессы практически всегда приводит к негативным побочным эффектам. В случае с экспортом бензина мы, скорее всего, получим лишь расцвет различных контрабандных схем, без какого-либо заметного эффекта для внутренних цен.

Дешевый рубль — дорогой бензин

У проблемы выравнивания доходности между экспортными и внутренними продажами топлива есть еще одно, достаточно неожиданное решение. Дело в том, что ключевой фактор привлекательности вывоза бензина за рубеж — курс рубля. Чем он ниже, тем прибыльнее экспорт.

На Петербургском экономическом форуме министр экономразвития Максим Орешкин заявил, что сейчас курс рубля усилиями Центробанка и Минфина искусственно занижен почти на 20%. Это результат бюджетного правила, по которому Минфин скупает на бирже валюту и продает рубли, направляя на это все бюджетные доходы от цены на нефть выше 40 долларов за баррель.

«Если бы мы не сделали то, что мы сделали, то при цене 80 долларов за баррель рубль вернулся бы к отметке 50 рублей за доллар и ниже», — объяснил Орешкин. Стоит Минфину прекратить скупать валюту, экспорт в глазах нефтяников лишится преимущества, и цены на топливо перестанут расти. Даже без снижения акцизов и дополнительных административных ограничений.  

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here