Квартирный разброс. Пенсионерку из Карелии попросили снести аварийный дом

0
2

В Карелии суд предложил 93-летней пенсионерке Александре Мирляйнен самой снести дом, чтобы получить компенсацию 470 тысяч рублей за аварийное жилье и приобрести новое. Этот барак в городе Суоярви построили еще в 1950-е, но в программу расселения он не попал. Бабушка не выходит на улицу: боится, что из-за немощности не сможет подняться домой по шатающейся лестнице. Находиться в здании тоже опасно — печи разрушились, дым собирается на чердаке, в помещении нечем дышать. Однако переселять Мирляйнен некуда.

Проблема расселения из аварийного жилья в Суоярви стоит остро: за последние пять лет 134 дома признаны аварийными, другую жилплощадь получили всего десять семей. Но и они недовольны новыми квартирами.

Воспаление легких за свежий воздух

Александра Мирляйнен недавно выписалась из больницы — две недели лечилась от воспаления легких. Местный житель Владимир Заваркин рассказал корреспонденту , что пенсионерка простыла у себя дома, когда открывала окна настежь, чтобы не задохнуться. Печь в квартире почти разрушилась и поэтому коптила.

Мирляйнен живет в 16-квартирном бараке, который был признан аварийным еще в 2015 году. Во втором подъезде — тоже пенсионерка, ей 76 лет. Недавно она сломала шейку бедра, когда прямо в туалете на нее упала труба. Остальные соседи покинули здание и снимают квартиры. А одиноким женщинам деваться некуда.

«Когда я был депутатом района в 2014 году, ко мне обратилась 26-летняя жительница одного ветхого дома. Инвалид с детства, она была вынуждена спускаться ползком по лестнице со второго этажа. Через суд мы добились благоустроенной квартиры. Поэтому меня попросили помочь и Мирляйнен, но здесь ситуация намного сложнее», — говорит Заваркин.

Бывший депутат обратился к уполномоченному по правам человека республики Александру Шарапову, а потом в прокуратуру и суд. «Мы подали заявление, попросили компенсацию — 470 тысяч рублей (в такую сумму эксперты оценили квартиру). Бабушка бы выехала, купила новое жилье, а городская власть могла бы снести дом и делать с землей, что хочет», — объясняет он.

Однако, по его словам, проблема в том, что муж бабушки когда-то давно приватизировал жилье, поэтому муниципалитет отказался платить компенсацию. Решение суда и апелляционной инстанции таково: бабушка получит жилье, но после 2025 года, и то, если сама снесет дом.

При этом, уточняет Заваркин, в доме прописаны другие люди, и только половина из них приватизировали квартиры. Остальные помещения — муниципальные. «Прежде чем бабушке снести дом, ей, выходит, надо предоставить жилье соседям, которые там прописаны?» — задается он вопросом.

Законодательная казуистика

По мнению экспертов, предложение суда обязать частное лицо снести многоквартирный дом очень странное. Один из собственников не может и не имеет права этим заниматься, даже если это напрямую связано с выплатой компенсации, прокомментировал член Совета по взаимодействию с институтами гражданского общества при председателе Совета Федерации Евгений Корчаго.

«Подобная формулировка может быть судебной ошибкой, и велика вероятность отмены такого решения. Что касается сдвига даты переселения, здесь помогут только коллективные обращения во все инстанции — от местных и федеральных властей до суда», — говорит Корчаго.

Уполномоченный по правам человека Карелии Александр Шарапов уточнил, что бабушка стала заложником закона. «Мои помощники были дома у Мирляйнен: находиться в квартире действительно опасно. С точки зрения морали и человечности ее нужно переселить вместе с соседкой, но по закону власти ничего не могут сделать», — отмечает он.

И добавляет, что малоимущей пенсионерку признать тоже не получается, потому как ее пенсия выше прожиточного минимума. «Сейчас мы ждем решения прокуратуры, они тоже проводят свои проверки. Надеемся, что на ситуацию обратит внимание правительство региона. Наш аппарат уполномоченного держит ситуацию на контроле, мы будем добиваться положительного результата», — пообещал Шарапов. А пока бабушка живет под прохудившейся крышей.

Еще 134 дома

Карелия — в числе отстающих регионов по реализации федеральной программы расселения ветхого и аварийного жилья. В феврале 2016-го президент Владимир Путин из-за срыва сроков даже объявил выговор на тот момент главе республики Александру Худилайнену. Из 119 тысяч квадратных метров подлежащего расселению жилья в регионе расселили менее 80%, сообщали местные СМИ.

В 2017-м губернатором Карелии стал Артур Парфенчиков. Новое правительство выяснило, что в республике много домов, которые, хотя и были признаны аварийными в положенные сроки (до 1 января 2012-го), из-за чиновничьих ошибок не попали в действующую программу.

Недостроенный дом, который оставил подрядчик. Местные жители говорят, что внутри на стенах появился грибок © Фото : предоставлено жителем СуоярвиНедостроенный дом, который оставил подрядчик. Местные жители говорят, что внутри на стенах появился грибок

В пресс-службе регионального Министерства строительства рассказали, что в том же Суоярви нуждающимися в переселении в первую волну реализации программы признали всего 45 человек. Им построили дом на 18 квартир, где новоселье отметил 31 человек. В планах был второй дом, но подрядчик забросил стройку, в итоге республиканским властям тогда пришлось докупать жилплощадь на вторичном рынке.

«Подбирались приличные квартиры. Все они должны были соответствовать условиям и не требовать ремонта», — прокомментировали в ведомстве.

Сейчас, по информации пресс-службы министерства, четыре человека все еще не получили новое жилье. А судьбу недостроя решает суд: деньги на строительство выделял Минстрой Карелии, теперь он требует от недобросовестного подрядчика вернуть средства. Дом стоит без крыши с 2015 года.

В 2017 году в программу внесли еще 134 дома. По разным данным, там проживает около 1200 человек. Их пока даже не начинали расселять, поскольку механизмы реализации второго этапа программы только разрабатываются и еще не приняты на федеральном уровне, пояснили в ведомстве.

Дом 93-летней Александры Мирляйнен в список расселения по федеральной программе уже не попал, хотя был признан аварийным в 2015 году. Эксперты заверяют, что таких опасных домов еще много.

Ламинат с краской

Тем временем жители аварийных домов, попавшие в первую волну переселения, жалуются, что жилье, купленное властями на вторичном рынке, плохого качества. Людмила Орехова (имя изменено) должна была заселиться во второй новый дом, который бросил недобросовестный подрядчик. Вторичное жилье ее не устроило, через суд она заказала экспертизу. Дом признали не соответствующим техническому заданию.

Крыша в доме течет с пятого до третьего этажа© Фото : предоставлено жителем СуоярвиКрыша в доме течет с пятого до третьего этажа

«Дом, в который меня хотят переселить, построен в 1991 году. Можно сказать, не такой уж старый, но крыша течет. Жильцы говорят, что крышу ремонтировали пеной, однако пена на удержит воду. В квартире ламинат в одной комнате был наполовину закрашен белой краской! Пока шла экспертиза, краска начала отходить. В другой комнате уложен пол из ДСП с провалами, на их месте вырезали заплатки. Подписывать акт о выявленных дефектах мне отказались наотрез», — жалуется Орехова.

Ламинат в квартире, который закрасили половой краской© Фото : предоставлено жителем СуоярвиЛаминат в квартире, который закрасили половой краской

Судебное заседание назначено на 5 июня, пока же семья скитается по съемным квартирам.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here