Страховщики просудили прибыли. Правда ли, что ОСАГО убыточно

0
0

Из-за расширения тарифного коридора цена ОСАГО летом может вырасти на 20 процентов, а в 2020-м тарифы и вовсе отправят в свободное плавание. О причинах очередного подорожания автостраховки и о том, на что страховщики тратят деньги клиентов, — в материале .

Сейчас базовая ставка — от 3432 до 4118 рублей. Банк России расширяет тарифный коридор от 2746 до 4942 рублей. То есть ОСАГО может и подешеветь. Но чисто теоретически.

Главная цель изменений — обеспечить страховщикам дополнительные доходы. «Приблизительно среднеобобщенный водитель заплатит за полис ОСАГО семь тысяч рублей, сейчас этот средний водитель платит 5800 рублей за полис», — признал зампред Центробанка Владимир Чистюхин.

По подсчетам Банка России, убыток всех страховщиков от ОСАГО в 2017 году достиг 15 миллиардов рублей, и недостаточность тарифа оценена аналитиками ЦБ в 47 процентов. Поэтому осенью регулятор планирует перейти к «автоматическому» расширению тарифного коридора.

Каким образом и на сколько — представители ЦБ пока говорить отказываются. А с середины 2020-го планируется вообще отменить все ограничения, включая и тарифный коридор, и повышающие коэффициенты. Тогда цены ОСАГО отправятся в свободное плавание, как доллар в конце 2014-го.

Звучит пугающе, но этот вариант реформы ОСАГО намного гуманнее того, что предлагали страховщики. В октябре прошлого года Российский союз автостраховщиков (РСА) представил в Центробанк «Предложения по переходу к свободному образованию тарифов по ОСАГО».

Главное в этом документе — право страховщиков самостоятельно устанавливать повышающие коэффициенты к базовому тарифу. С 1 июля 2018 года страховщики могли бы по своему усмотрению определять КТ (коэффициент территории преимущественного использования транспортного средства), КВС (коэффициент возраста и стажа водителя), КО (коэффициент ограничения по допуску за руль), КМ (коэффициент мощности двигателя) и КПр (коэффициент использования автомобиля с прицепом).

За Центробанком оставалось право регулировать только коэффициенты использования машины, аварийности и нарушений ПДД, а также назначать максимальную ставку базового тарифа. Которую, кстати, страховщики предлагали повысить до 30 тысяч рублей (сейчас для легкового автомобиля — 4118 рублей).

А полный отказ Банком России от регулирования тарифов ОСАГО предполагался уже с 1 января 2020 года. РСА намеревался сохранить за Центробанком лишь право фиксировать нижнюю (!) границу тарифного коридора, «чтобы бороться с демпингом», и минимальный перечень обязательных факторов риска, которые страховщики обязаны учесть при формировании тарифов.

Закон суров

Хотя реформа Центробанка мягче предложений РСА, в автомобильном сообществе крайне недовольны. И дело даже не в повышении тарифов как таковом, а в том, что автомобилистов заставляют расплачиваться за проблемы, созданные самими страховщиками.

Прибыльность ОСАГО начала снижаться после того, как в 2012 году на страхование распространили закон «О защите прав потребителей», а в 2014-м увеличили максимальную выплату по ОСАГО со 120 тысяч до 400 тысяч рублей. Очевидно, что это должно было заставить страховщиков кардинально пересмотреть подходы к оценке рисков.

Однако этого практически никто не сделал, и страховые компании продолжали соревноваться в том, кто продаст больше полисов. По большому счету, весь риск-менеджмент сводился к уверенности, что рядовой автовладелец не захочет ввязываться в длительные и сложные судебные тяжбы и молча согласится с той суммой возмещения, которую соблаговолит предложить ему страховая компания.

Как выяснилось, продавцы страховок сильно недооценили стремление россиян к справедливости. Буквально за пару лет в стране сформировалось сообщество юристов, специализирующихся на выбивании из страховщиков выплат, полагающихся владельцам полисов ОСАГО по закону.

«Люди заинтересовались, сгруппировались, привлекли профессионалов и поставили все на поток. Получились целые банды», — жалуется президент Российского союза автостраховщиков (РСА) Игорь Юргенс. Правда, он забывает уточнить, что решения по размерам возмещений принимают суды на основании действующего законодательства.

Читайте также:  В Британии хотят изучить, как En+ попала на Лондонскую биржу

Так что ни о каком «бандитизме» речи быть не может. Во всяком случае, со стороны владельцев полисов.

Куда уходят деньги

А вот к страховщикам есть вопросы. Значительная доля их убытков приходится именно на судебные тяжбы с клиентами. По данным РСА, объем выплат ОСАГО по суду в 2017 году составил 37,4 миллиарда рублей, из которых только 17,9 миллиарда представляли собой собственно страховые выплаты (основное требование за ущерб от ДТП).

На «накладные расходы, которые не связаны со страховой деятельностью», то есть штрафы, пени, неустойки, моральный ущерб, экспертизы и посредников, ушло 19,5 миллиарда. Таким образом, сумма, потраченная автостраховщиками на судебные тяжбы, на 4,5 миллиарда рублей превысила их общий годовой убыток от ОСАГО.

А происходит вот что. Предположим, застрахованная машина попадает в аварию. Ущерб, условно, 100 тысяч рублей. Автовладелец вполне готов согласиться на вдвое меньшую сумму.

Однако страховая компания оценивает ущерб лишь в десять тысяч. Возмущенный клиент обращается к автоюристам, и страховщиков тащат в суд.

Те нанимают эксперта, который всеми правдами и неправдами обосновывает десятитысячный ущерб. Суд эту оценку отвергает, требуя выплатить положенные 100 тысяч.

Но страховая не сдается, оспаривает решение в вышестоящих инстанциях, привлекая все новых «правильных» экспертов. Судебное разбирательство затягивается на год-два, а суммы штрафов и пени постоянно растут. В конце концов страховая компания проигрывает дело и вместо 50 тысяч теряет уже 150 тысяч.

Думаете, после такого страховщики меняют схему действий? Ошибаетесь — они наступают на эти грабли снова и снова. Только с каждым разом все громче требуют повышения тарифов ОСАГО для компенсации своих убытков.

Обошлись без повышения

Так обязательно ли повышать тарифы на ОСАГО, чтобы спасти страховщиков от убытков? Ответ на этот вопрос может дать, например, «Росгосстрах».

В 2014-м компания отчиталась о прибыли в 4,4 миллиарда рублей, однако затем фиксировала сплошные убытки: в 2015-м — 4,6 миллиарда рублей, в 2016-м — 33 миллиарда, в 2017-м — 55,6 миллиарда.

Российский союз автостраховщиков часто ссылается на это, заявляя, что та же судьба ждет всех автостраховщиков, если не повысить тарифы ОСАГО. Однако новый глава совета директоров «Росгосстраха» Михаил Задорнов с этим категорически не согласен.

По его словам, компания несла убытки из-за того, что за последние десять лет ничего не сделала «ни с точки зрения ИT-платформы, технологий и управления сетью, которые находятся в ужасном состоянии, ни с точки зрения базовых принципов управляемости». Есть подозрение, что то же самое касается подавляющего большинства российских страховщиков.

«В «Росгосстрахе» к тому же сверху донизу царило воровство. И после этого мы говорим, что компания погорела на ОСАГО?» — возмутился Задорнов в одном из интервью.

Показательно, что после смены владельцев и менеджмента «Росгосстрах» по итогам первого квартала текущего года впервые за много лет получил прибыль — 1,2 миллиарда рублей. Без повышения цен на ОСАГО, всего лишь за счет усиления контроля за продажами и «более аналитического подхода к урегулированию убытков».

«Мы видим, где есть признаки мошенничества или завышения выплаты, — объясняет новый гендиректор компании Николаус Фрай. — Все это дало сильный положительный эффект. Можно сказать, что уже ровно год «Росгосстрах» продает ОСАГО прибыльно». Вывод очевиден: вместо все новых повышений тарифов на автострахование Центробанку правильнее было бы озаботиться уровнем профессионализма среди «капитанов страхового бизнеса».

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here