Матери осужденных россиянок готовы ехать в Ирак и доказать их невиновность

0
5

Родственники первых осужденных в Ираке за участие в ИГ* россиянок намерены обжаловать приговор иракского суда о пожизненном заключении, сообщили в четверг матери женщин.

Во вторник иракский телеканал Al-Sumaria со ссылкой на заявление Высшего судебного совета Ирака сообщил, что центральный уголовный суд Ирака приговорил семь иностранок, в том числе двух россиянок, из террористической группировки ИГ* к пожизненному заключению или смертной казни.

В заявлении говорилось, что уголовный суд приговорил к пожизненному заключению одну француженку и двух россиянок из ИГ*. Согласно документу, три женщины из Азербайджана и одна из Киргизии, относящиеся к группировке ИГ*, приговорены к смертной казни.

Российский сенатор, представитель главы Чечни в странах Ближнего Востока и Северной Африки Зияд Сабсаби сообщил , что осужденные — уроженки Дагестана Эльвира Магомедханова 1997 года рождения с двумя детьми и мать четверых детей Алиса Исмаилова 1992 года рождения.

«Нам сказали, что в течение 15 дней можно обжаловать приговор, мы намерены подать апелляцию. Пока мы не готовы сказать, как это будет сделано, посоветуемся со специалистами, подготовим соответствующие документы», — рассказали Шекер Магомедханова и Фирдовз Магомедрасулова, мамы осужденных. Они обратились за помощью в рабочую группу по возвращению на родину российских женщин и детей, вывезенных в ИГ* мужьями. Истории этих двух женщин такие же, как у сотен других, вывезенных мужьями в «халифат» — сначала в Турцию на заработки, затем в Сирию, чтобы примкнуть к ИГ*.

На помощь — в Сирию

«Эльвира уехала с мужем и 7-месячным сыном в Турцию в 2015 году, сказали, что едут к родственникам мужа и им предложили работу. Дочь рано вышла замуж — в 16 лет, в раннем возрасте стала мамой», — вспоминает Шекер Магомедханова.

Казалось, жизнь в Турции наладилась, Эльвира периодически звонила родным, была довольно жизнью, потом пропала на два месяца.

«Вышла на связь, сказала, что переехали в Сирию, говорила, что там много людей, нуждающихся в помощи, и они приехали помогать. Было понятно, что девочка даже не понимает происходящее», — говорит Магомедханова. Позже семья попала в Ирак, в 2016 году у них родилась дочь, в январе 2017 года в Мосуле погиб муж Эльвиры, она осталась с двумя малолетними детьми на руках в чужой стране, под бомбами и снарядами.

«Мы не знали ничего о ее судьбе, в январе с нами связались из Красного Креста и передали письмо, в котором говорилось, что она находится в лагере в городе Телькиф (расположен на территории иракского Курдистана — ред.) и возможно с другими женщинами ее отправят домой», — рассказывает мать. Родственники подали заявление в рабочую группу, занимающуюся возвращением женщин на родину, которую по поручению главы Чечни возглавляет сенатор Зияд Сабсаби. Из лагеря Эльвира с двумя детьми попала в центральную женскую тюрьму Багдада, где иракские власти предъявили ей обвинение в терроризме и незаконном пересечении госграницы Ирака.

«Не знаю, что делать дальше, за 15 дней мы должны успеть обжаловать приговор, пока он не вступил в силу, не можем же мы допустить, чтобы она всю жизнь сидела в тюрьме, ей всего 20 лет, совершила глупость, последовала за мужем. Если б знали, мы бы не допустили этого, но нас тоже ввели в заблуждение», — плачет женщина. Она не в силах продолжать разговор от нахлынувших слез, в беседу вступает ее дочь. Эльнура говорит, что родственники будут добиваться возвращения детей на родину.

«Один ребенок россиянин, второй родился там, в Ираке и говорят, будет сложно это сделать, но мы вернем своих детей любой ценой, не можем же мы их разлучить», — добавила девушка.

Весть о внучке

«Я только сегодня узнала, что у Алисы в феврале родилась дочь, ведь у нее было трое сыновей», — сквозь слезы делится Фирдовз, мать второй осужденной Алисы Исмаиловой. Радостное событие для нее превращается в трагедию — грудной ребенок остается без матери.

Молодая женщина с двумя детьми и мужем в 2012 году уехала в Турцию, оттуда в Ирак. После того, как потеряла мужа, ее выдали за другого мужчину. По законам ИГ*, женщина не может оставаться долго без покровительства мужа.

«В этом браке у нее родился еще один мальчик, ему два года, про него мы знали, а про девочку нет, мы давно потеряли связь с ней», — рассказывает Фирдовз.

«Последний раз звонила в августе прошлого года, уже в сентябре мне написали с незнакомого номера, что моя дочь в лагере в Ираке, у нее нет документов, передали просьбу помочь. В январе мне позвонили с Красного Креста, сказали, что Алиса в багдадской тюрьме», — поведала женщина.

Возраст детей от трех месяцев до шести лет и Фирдовз недоумевает, «каким образом многодетная мать, которая даже не успевала рожать и выхаживать детей, могла быть террористкой».

«Они даже на улицу не могли выйти, сходить в магазин, необходимое им приносили и оставляли у дверей. Они были в неволе, не могли позвонить родным, делали это с риском для жизни. Как можно их обвинять в терроризме? Они виновны, нарушили закон, поехали в чужую страну, они последовали за мужьями, а не для того чтобы убивать и творить зло», — сокрушается женщина.

«Лучше умереть, чем каждый день думать о том, что дочь всю жизнь проведет в тюрьме, думать каждый день о ее страданиях. Я считаю, несправедливо так жестоко наказывать, ведь она многодетная мать. Неужели иракский суд не мог проявить снисхождение?» — говорит в отчаянии Фирдовз. Она также намерена добиваться возвращения детей.

«Как я могу оставить на чужбине четверых внуков, они же совсем маленькие? Мы пойдем до конца, пока не докажем, что они невиновны», — сдерживает рыдания бабушка.

Главная задача сейчас для двух семей — обжаловать приговор и доказать невиновность дочерей. Для этого они готовы отправиться в Ирак.

Объединенные горем

Беседа проходит в грозненском офисе правозащитницы Хеды Саратовой, которая входит в рабочую группу по возвращению россиянок с детьми из зоны конфликта на Ближнем Востоке.

Сюда после вести о приговоре двум женщинам съехались из разных регионов десятки встревоженных женщин, которые также ищут своих дочерей и внуков. Их волнение объяснимо: очередное судебное заседание по делам заключенных в иракской тюрьме россиянок назначено на 29 апреля. Неизвестно, каким будет очередной приговор и кого он коснется. Они успокаивают Шекер и Фирдовз, многие плачут вместе с ними.

Женщины приняли решение обратиться к властям Ирака с просьбой о снисхождении к их дочерям и внукам.

«Мы хотим от имени российских матерей попросить прощения у Вас и народа Ирака за то, что наши сыновья и дочери оказались в числе тех, кто принес войну и разруху на вашу священную землю… Некоторые из мужчин действительно встав на путь террора, нанесли вред вашей стране. Но мы просим не за них. Мы просим пощадить молодых женщин с детьми, которые шантажом или обманом были вывезены мужьями на Ближний Восток», — говорится в тексте обращения матерей к президенту Ирака Мухаммеду Фуад Масум Хаврани, копию которого передали . Авторы обращают внимание на то, что «женщины — мусульманки, по закону шариата лишь подчинялись решению мужей, а у маленьких детей не было выбора».

Документ женщины намерены передать в посольство Ирака в России.

В начале марта Сабсаби сообщил , что в центральной женской тюрьме Багдада содержатся 57 гражданок России и около 100 их детей, помещенных туда после освобождения правительственными силами территорий, подконтрольных террористической группировке ИГ*. Сообщалось, что среди заключенных женщины из Москвы, Тюмени, Нижневартовска, Волгоградской и Брянской областей, Чечни, Дагестана, Ингушетии, Башкирии, Татарстана.

*Террористическая организация, запрещенная в России.

 

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here