«Это не приговор». Гематологи — об инновациях в лечении заболеваний крови

0
0

В Москве завершился Четвертый Конгресс гематологов. Три дня специалисты со всех регионов России делились опытом лечения заболеваний системы крови: если еще десять лет назад тот же лейкоз сложно поддавался лечению, то сегодня 60 процентов пациентов возвращаются к полноценной жизни. Однако пока не все регионы располагают передовыми технологиями. Что ждет российскую гематологию — в материале .

Прогресс за 15 лет

Четвертый по счету конгресс объединил около полутора тысяч участников. В Москву приехали не только врачи-гематологи изо всех регионов, но и спонсоры фармкомпаний, а также зарубежные ученые, специализирующиеся на онкогематологии и трансплантации костного мозга. Представители медицинского сообщества обсуждали важные для отрасли вопросы — о разработке и внедрении новых методов диагностики и лечения заболеваний системы крови у взрослых и детей.

За последние 15 лет гематология стала самой прогрессирующей областью в медицине и развивается сейчас быстрее всех других клинических дисциплин.

Не секрет, что это направление сопряжено с риском и болью (для лечения в основном используется химиотерапия), однако сегодня страшный диагноз не приговор, отмечают эксперты. «Успехи в фундаментальной науке позволяют спасти жизнь человека, что раньше не представлялось возможным», — говорит главный внештатный гематолог, генеральный директор Гематологического научного центра академик РАН Валерий Савченко.

Вкладывать в людей

Впрочем, в отдаленных регионах России отрасль развивается пока гораздо медленнее, чем в центральной части. Савченко объясняет, что нужно в том числе «инвестировать в людей». Важно, чтобы врачи успевали за прогрессом, — все эти вопросы поднимали на конгрессе.

Главный внештатный гематолог, генеральный директор Гематологического научного центра академик РАН Валерий Савченко © / Евгения НовоженинаГлавный внештатный гематолог, генеральный директор Гематологического научного центра академик РАН Валерий Савченко

«Это сообщество (гематологов. — Прим. ред.) вредное, умное и малочисленное. Специалисты, живущие в дальних регионах, не должны чувствовать себя изолированными. Все профессионалы должны быть вместе, работать с одной идеей, с одними и теми же передовыми технологиями», — добавил Савченко.

Он обращает внимание и на другую проблему: материальная база в регионах везде разная, где-то ее вообще нет. Кроме того, по его мнению, в федеральных округах строится недостаточно научных центров. Несмотря на то что на гематологические заболевания приходится всего семь процентов от общего числа онкологических заболеваний, вкладываемые в это направление средства должны быть соизмеримы с расходами на все остальные, считает академик.

«Об этом знает и президент Владимир Путин. Он выдвинул идею модернизации онкологической службы — это очень правильно. Однако нужно воспользоваться такими возможностями разумно. С нашей точки зрения, надо не просто распределить средства — из этого ничего не выйдет, поскольку пациенты не смогут лечиться в отделениях гематологии и онкологических диспансерах. Необходимо создать маленькие, но мощные копии нашего центра с конкретной  инфраструктурой», — объясняет свою позицию Савченко.

Участники IV Конгресса гематологов России© / Евгения НовоженинаУчастники IV Конгресса гематологов России

Тогда, прогнозирует он, люди будут обращаться за помощью в своем округе, повысится качество диагностики. Особенность онкогематологии в том, что пациент должен наблюдаться два-три года, поэтому есть острая потребность в региональных центрах. Сейчас самый надежный способ — добраться до Москвы.

Читайте также:  Опрос: треть учителей заявили об отсутствии роста зарплаты за последний год

Прогресс в диагностике

Заведующая научно-организационным отделом по гематологии, трансфузиологии и донорству ФГБУ ГНЦ Минздрава России Татьяна Гармаева рассказала корреспонденту , что ежегодно специалисты фиксируют увеличение числа заболевших. Однако, заверяет она, это не тревожный сигнал, а показатель хорошей диагностики.

«Это значит, что идет прогресс в терапии и выявляемости заболевания. Ведь большинство заболеваний, с которыми имеет дело гематолог, нельзя спрогнозировать или предотвратить», — поясняет Гармаева.

Заведующая научно-организационным отделом по гематологии, трансфузиологии и донорству ГНЦ доктор медицинских наук Татьяна Гармаева © / Евгения НовоженинаЗаведующая научно-организационным отделом по гематологии, трансфузиологии и донорству ГНЦ доктор медицинских наук Татьяна Гармаева

Центр уже давно работает с регионами, чтобы и там могли диагностировать на уровне ведущих медучреждений. «Есть регионы, которые можно приводить в пример, они сотрудничают с нами еще с середины 1990-х. Некоторые, к сожалению, отстают. Наша задача — найти такие проблемные регионы и помочь им», — комментирует Гармаева.

Как и академик Савченко, она уверена, что успехи регионов зависят от конкретных врачей, которые готовы тянуть за собой огромную команду медиков из смежных дисциплин.

С этим отчасти не согласна главный внештатный специалист гематолог Ханты-Мансийского автономного округа — Югры Елена Зинина. Она убеждена, что без адресной поддержки региональных властей добиться высоких результатов просто невозможно.

Перейти в фотобанкУчастники VI Конгресса гематологов России© / Евгения НовоженинаПерейти в фотобанкУчастники VI Конгресса гематологов России

«Понятное дело, что должны быть подготовлены кадры, но если нет четкой административной линии, все будет напрасно. Мы имели возможность одними из первых в стране применять факторы свертываемости у пациентов с гемофилией, проводим трансплантации. Для небольшого региона такая методика лечения — это неплохо», — приводит пример Зинина.

«Каждый проверяет в интернете»

Зинина работает в гематологии больше 20 лет и может сравнить, как изменилось отношение к профессии у пациентов и медицинского сообщества, а также насколько далеко шагнул прогресс. По ее словам, если 10-15 лет назад многих пациентов не удавалось спасти из-за несовершенной базы, то сегодня «работать стало действительно в удовольствие».

«Раньше многих пациентов мы теряли, потому что не могли провести интенсивную химиотерапию. Если даже получалось, то потом пациента было сложно выходить. За это время появилась масса революционных препаратов —  действующих не только против опухоли, как цитотоксическая химиотерапия, но и препараты, восстанавливающие организм с минимальными побочными эффектами», — делится тонкостями она.

Пациенты стали более информированными, проверяют в интернете каждое сказанное врачом слово, говорит Зинина.

«В силу того что технологии лечения постоянно меняются, гематология — направление тоже переменчивое. Если не ездить на форумы и подобные симпозиумы, из темы быстро выпадаешь. Пациент это заметит: может записаться на онлайн-консультацию в какой-нибудь зарубежный центр, и если там ему окажут помощь лучше, то, конечно, это создаст дополнительные трудности. Это подстегивает врача быть, что называется, «на волне». Когда специалист компетентен, ему доверяют, а это незаменимый спутник лечения», — подытожила гематолог.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here