У Британии сдали нервы. Как Лондон нарушил правила дипломатии

0
12

После отравления в Солсбери бывшего полковника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Лондон перешел на язык ультиматумов вопреки всем формальным и неформальным законам дипломатической игры, складывавшимся десятилетиями. В Москве это вызвало лишь недоумение. разбиралось, как Лондон нарушил международные правовые процедуры.

Ультиматум Мэй

В понедельник премьер-министр Великобритании Тереза Мэй потребовала от Москвы объяснений до вечера вторника, пригрозив некими жесткими мерами. В СМИ это назвали ультиматумом. Раньше за ультиматумом следовало объявление войны.

«В 1914-м Австро-Венгрия выставила Сербии ультиматум, это кончилось мировой войной, в 1939-м Великобритания и Франция потребовали от Германии прекратить боевые действия и объявили войну, получив отказ», — напоминает научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений Российской академии наук (ИМЭМО РАН), кандидат исторических наук Алексей Куприянов.

Обвинения без доказательств

Заявления британской полиции по поводу «дела Скрипаля» отличаются сдержанностью. Бывший офицер ГРУ отравлен веществом нервно-паралитического действия. Как сообщил руководитель контртеррористического подразделения Скотленд-Ярда Марк Роули, уже известно, что это за вещество, но его не называют в интересах следствия. И все же британские политики сразу связали инцидент с Россией.

Один из немногих, кто призвал не делать преждевременных выводов, — глава оппозиционной Лейбористской партии Джереми Корбин. Он потребовал от Мэй объяснить, почему правительство отказало Москве в просьбе предоставить образцы отравляющего вещества.

Лидер лейбористов подчеркнул, что, в соответствии с Конвенцией о запрещении химического оружия, образцы этого вещества следовало предоставить Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО). Этого не сделали.

Без общения с Россией

В среду Мэй выступала в палате общин. Депутаты поддержали премьер-министра, и обсуждение фактически превратилось в митинг. «Нет никаких сомнений в том, что российское правительство виновно в покушении на господина Скрипаля и его дочь. Ответить на это нужно очень твердо», — обратилась Мэй к парламентариям. Те, в свою очередь, потребовали прекратить «агрессивные действия России», выслать российского посла в Лондоне и противостоять «пропаганде Кремля».

Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй во время выступления в парламенте. 14 марта 2018© REUTERS / Parliament TV Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй во время выступления в парламенте. 14 марта 2018

«Такого накала, обостренной нервозности не было и в годы холодной войны. Связано это и с внутриполитическими мотивами — положением самой госпожи Мэй. Причем премьер-министр уходила от ответа на вопрос, общалась ли она с российской стороной по поводу отравления Скрипаля», — говорит ведущий научный сотрудник Центра постсоветских исследований Московского государственного института международных отношений (МГИМО) Виктор Мизин.

Адресат и тон высказываний

Британские политики больше обращались к внутренней аудитории, чем к Москве. В мировой дипломатии так не принято. И общий тон быстро достиг уровня прямых оскорблений. «Что мы сделаем — мы посмотрим, как Россия ответит на то, что мы сделали. Это совершенно жестокий и возмутительный акт, который Россия устроила в Солсбери. Мы на него ответили. Честно говоря, Россия должна отойти в сторону и заткнуться», — высказался в интервью местным СМИ министр обороны Соединенного Королевства Гэвин Уильямсон.

Читайте также:  Трамп заявил, что нисколько не сомневается в лояльности Пенса

Слушания в парламенте Великобритании по «делу Скрипаля». 14 марта 2018 года© REUTERS / Parliament TVСлушания в парламенте Великобритании по «делу Скрипаля». 14 марта 2018 года

Не по регламенту

Великобритания сообщила, что предоставит Организации по запрещению химического оружия образцы вещества, использованного при отравлении Скрипаля и его дочери, только в четверг. Этому предшествовали утверждения о том, что бывший полковник ГРУ был отравлен боевым веществом, разработанным в СССР.

«Если есть подозрения в использовании боевых отравляющих веществ, то обращаются в ОЗХО по определенным процедурам, принятым в этой организации. И мы, и британцы входим в ОЗХО, подписывали Конвенцию о нераспространении химического оружия. Правовой регламент есть, поэтому у Москвы вызывает недоумение, почему Лондон им не воспользовался», — отмечает Куприянов.

Высылка дипломатов без повода

Мэй объявила о высылке российских дипломатов. Посольство России в Лондоне саркастически прокомментировало это так: «Температура российско-британских отношений опустилась до отметки минус 23 градуса». Москва пообещала зеркальный ответ. Любое государство вправе выставить иностранным дипломатам требования покинуть свою территорию. Но обычно этому предшествует задержание с поличным сотрудника диппредставительства, а не только сообщение о подозрениях.

«Если дипломат попался на вербовке, если у него конфискуют, например, диктофон или какие-то документы, за этим незамедлительно следует высылка. На которую, кстати, не всегда отвечают зеркально. По неписаным правилам высылают равное число дипломатов. Если в ответ выслали меньше — эта сторона дает понять, что готова уладить все побыстрее. Если больше — это знак готовности к конфронтации. В данном случае нет доказательств того, что это наши разведчики. И начинать такую дипломатическую войну бывает опасно. В предыдущий раз столь массовая высылка была в 1985 году, после бегства советского разведчика Олега Гордиевского: из Лондона отправили 25 человек. Наши ответили гораздо более удачно — из Москвы фактически убрали всех британских дипломатов, знающих русский язык. В результате, когда в СССР начались масштабные перемены, британское посольство оказалось в сложной ситуации», — объясняет Алексей Куприянов.

Британский полицейский на автозаправке в Солсбери, где находился автомобиль Сергея Скрипаля перед госпитализацией© REUTERS / Henry NichollsБританский полицейский на автозаправке в Солсбери, где находился автомобиль Сергея Скрипаля перед госпитализацией

«Отзыв» непринятого приглашения

В среду Мэй сообщила, что Лондон «приостанавливает все запланированные двусторонние контакты на высоком уровне между Великобританией и Россией, включая отзыв приглашения министра иностранных дел Лаврова в Великобританию». Представитель российского МИД Мария Захарова прокомментировала: «Одно небольшое пояснение до официальной реакции на заявление британского премьера. Мэй «отозвала» приглашение Лаврову на посещение Великобритании. Только он его не принимал».

Отписки в ответ на вопросы

Россия упрекнула Лондон в нежелании налаживать диалог по этому инциденту. По словам Захаровой, Москва направила властям Великобритании четыре ноты по «делу Скрипаля», однако получила на все запросы «ничего не значащие отписки».

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here