«Места, куда бояться ходить». Как живут районы под контролем мигрантов в ЕС

0
14

Массовая миграция из Сирии, Ирака и стран Африки сильно изменила жизнь в Европе. В городах возникли районы, где законы практически не соблюдаются, — так называемые no-go-areas. Эту проблему уже признала канцлер ФРГ Ангела Меркель. О том, как живут «в местах, куда ходить не стоит», — в материале .

«Полиция сюда ездит только усиленными нарядами»

«С балкона своего дома я вижу вдалeке многоэтажное жилое здание — прибежище антисоциальных элементов. Знакомый страховой маклер рассказывает, что если ему по работе приходится парковаться в том квартале, то он дает два евро ошивающимся неподалеку детям, чтобы его автомобиль не пострадал от вандализма. Проезжая мимо того высотного дома, своими глазами видел, как два парня арабско-турецкой внешности пытались вскрыть машину железным прутом. Прямо сцена из голливудского фильма», — рассказывает выходец из Казахстана Евгений Шмидт.

Мигранты в поезде на железнодорожной станции во Франкфурте-на-Майне© AFP 2018 / Vladimir SimicekМигранты в поезде на железнодорожной станции во Франкфурте-на-Майне

По словам других собеседников, высокий уровень преступности приводит к изоляции мигрантских анклавов — государственные службы стараются не иметь с ними дела. Эти территории замыкаются сами на себя. «Полиция неохотно заезжает в такие места, а если и заезжает, то только усиленными нарядами. В последнее время все больше нападений на пожарных и сотрудников скорой помощи, почта отказывается доставлять туда корреспонденцию», — говорит экс-кандидат в бундестаг от партии «Альтернатива для Германии» (АдГ) Сергей Чернов.

Сергей Чернов© Аккаунт Сергея Чернова в социальной сети «Facebook» Сергей Чернов

«Расизма против белых не замечают»

Признав существование в Германии no-go-areas, Ангела Меркель не сделала следующего шага: не сообщила, где именно находятся эти районы. От комментариев отказались и в пресс-службе канцлера, и в Министерстве внутренних дел. Зато проблему опасных кварталов охотно обсуждают в «Альтернативе для Германии». «Нойкёльн, Кройцберг, Дортмунд-Норд, Эссен», — указал в интервью депутат бундестага от АдГ Антон Фризен, считающий эти места «базой исламистов». «Немецкие законы там не действуют — царит шариат. Эти анклавы продолжат расширяться за счет миграции так называемых беженцев с Ближнего Востока», — говорит Фризен.

Депутат Бундестага от АдГ Антон Фризен© Аккаунт Dr. Anton Friesen в FacebookДепутат Бундестага от АдГ Антон Фризен

Пока националисты критикуют Меркель за бездействие, социал-демократы и зеленые раздражены тем, что канцлер вообще признала эту проблему. Недовольны местные власти, в частности, в Берлине: ведь многие опасные места — как раз в столице. Некоторым в Германии кажется, что упоминать об этом — значит, подыгрывать неофашистам, разжигать расистские предрассудки. Как сообщали в немецкой прессе, приближенные Меркель «потеряли дар речи», когда услышали от нее о no-go-areas.

Читайте также:  Канцлер Австрии заявил о поддержке сделки по Brexit

Перейти в фотобанкУчастники акции против про-иммигрантской политики канцлера Германии Ангелы Меркель в Берлине© / Екатерина СоловьеваПерейти в фотобанкУчастники акции против про-иммигрантской политики канцлера Германии Ангелы Меркель в Берлине

«Сегодня говорить о том, что существует расизм, направленный на белых, — это табу. Корни этого — в воспитании и образовании, ведь со школьной скамьи мы привыкли считать арабов и чернокожих угнетенными, а образ белого человека связывать с угнетателями», — рассказал в интервью глава Ассоциации по борьбе с расизмом против белых (OLRA) Лоран дё Бешад. По его мнению, за последние десятилетия враждебность мигрантов к коренному населению превратилась в проблему именно потому, что ее не замечают, следовательно, не борются с ней.

«Недавнее социологическое исследование показало, что приблизительно 15 процентов белых французов сталкивались в своей жизни с расизмом против себя, — продолжает дё Бешад. — Это совсем немало. Случались и ужасающие избиения белых именно на расовой почве. Разумеется, и сами они не лишены расизма. Но следует учесть разницу: расизм против белых принимает форму насилия, а для арабов и чернокожих это дискриминация при приеме на работу».

Переехать подальше

Серьезная опасность, связанная с возникновением гетто, — возможность межэтнических столкновений между семьями переселенцев и местными жителями. Во французском департаменте Сена-Сен-Дени, где преобладают мусульмане, поддержкой пользуются и ультраправые из «Национального фронта». Популярность националистов растет с каждой новой волной миграции. В 2016 году в одном из городков департамента в ресторане отказались обслуживать мусульман. Новость об этом прогремела на всю страну.

Впрочем, все чаще коренные жители проблемных районов принимают более кардинальные меры — просто переезжают.

Мигранты после пересечения границы между Венгрией и Австрией в Никельсдорфе, Австрия. 20 сентября 2015 год© AP Photo / Ronald ZakМигранты после пересечения границы между Венгрией и Австрией в Никельсдорфе, Австрия. 20 сентября 2015 год

«В Вене много детских садов и школ, где уже нет австрийских детей. Беженцы фактически выдавливают их из классов. Как только набирается 60-70 процентов беженцев (Афганистан, Эритрея, Косово, Ирак, Сирия, Иран, Чечня), родители австрийских учеников мгновенно забирают детей из школы. Австрия граничит с Чехией, Словакией, Венгрией. Там беженцев нет, и австрийцы туда переезжают. Сейчас очень популярно быть Grenzgänger, то есть каждый день утром ездить из Словакии или Венгрии в Австрию на работу, а вечером обратно», — рассказал уроженец Украины, принявший гражданство Австрии, Андрей Серов.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here