Герои разведки: вышел новый сборник о тех, чьи имена были засекречены

0
3

Новый сборник о выдающихся отечественных разведчиках «Легендарные разведчики-2», вышедший в серии «Жизнь замечательных людей» издательства «Молодая гвардия», необычен по своему содержанию — в нем представлены как новые уникальные материалы и версии событий, касающиеся уже известных разведчиков, так и рассказы о тех разведчиках, имена которых были рассекречены относительно недавно.

Презентация новой книги прошла во вторник в медиацентре «Российской газеты», а в среду в Доме Российского исторического общества сборник представил председатель РИО, директор Службы внешней разведки Сергей Нарышкин.

О некоторых героях нового сборника и с какими материалами о них могут познакомиться читатели, рассказал автор книги, заместитель главного редактора «Российской газеты», дважды лауреат премии СВР Николай Долгополов.

Письма в американскую тюрьму

«Я не мог не возвратиться к двум героям, о которых я рассказывал в предыдущих книгах — Вильяму Генриховичу Фишеру, ставшему широко известным как Рудольф Абель, и Николаю Ивановичу Кузнецову. Эти люди остаются одними из символов нашей разведки», — сказал Долгополов.

«Фишер — первый герой разведки, о котором я написал в 1993 году. И все эти годы я поддерживал отношения с его родственниками – с родной дочкой Эвелиной и с приемной дочерью Лидией Боярской. С Лидией Борисовной мы встречались годами. Это было по-настоящему семейное общение, мы не пропускали ни одного дня рождения Вильяма Генриховича», — добавил автор книги.

В доме Лидии Боярской стоял большой сундук, который она вместе с гостями доставала и отрывала — там хранились оставшиеся от легендарного разведчика фотографии, рукописи, книги, в основном на английском языке, и множество писем.

«Предчувствия свой уход, Лидия Борисовна, на мой взгляд, очень аккуратно распоряжалась этим оставшимся наследием, которое осталось от Вильяма Генриховича. Часть материалов она передала мне», — сказал Долгополов.

Вильям Генрихович Фишер© Фото : пресс-бюро СВРВильям Генрихович Фишер

По его словам, особую ценность представляет переписка, которую родственники Фишера вели с ним, находившимся в американской тюрьме, а также с Красным Крестом, американским адвокатом разведчика Джеймсом Донованом и даже с президентом США Джоном Кеннеди.

«В этих письмах было очень много нового. Лидия Борисовна хотела, чтобы они были опубликованы после ее ухода. И вот это не так давно случилось. Я сделал копии писем и опубликовал их содержание в книге», — добавил Долгополов.

Каждое письмо от родных сначала по-русски писала жена разведчика — Елена Степановна. Затем письмо переписывала по-английски блестяще знавшая язык дочь Эвелина. Наконец, этот текст вновь переписывался — но уже рукой Елены Степановны, которая подписывала письмо как Эля, Эллен Абель. Письмо переправлялось советской разведкой в ГДР, в Лейпциг, где по легенде якобы жила Эля. Оттуда письма и уходили в США.

«Благодаря этим письмам открылись ранее совершенно непонятные для меня вещи. Например, я очень часто бывал в квартире Вильяма Генриховича в районе Проспекта Мира. Вся она была увешана множеством самых разных картин, которые нарисовал разведчик. И самые хорошие, как мне казалось, были с американскими сюжетами. Но я не мог понять, откуда эти картины? Эвелина Вильямовна мне не рассказывала, а Лидия Борисовна не знала. А я думал, что все вещи Фишера после его ареста остались в США», — рассказал Долгополов.

«И среди писем я нашел большую бумагу, опись – оказывается, американцы переслали вещи Вильяма Генриховича в Советский Союз. Там были очень скромные вещи, но главное – картины. Возможно, это в какой-то мере показало нашим, что не все так плохо – несмотря на то что Фишер получил длительный, по существу пожизненный срок, может быть, американцы пойдут на какие-то шаги. Эти вещи прибыли в Москву, и семья относилась к ним очень бережно, особенно Елена Степановна. Сестры рассказывали, что мать просто холила и лелеяла картины, развешивала их, готовилась к возвращению мужа, в которое она верила», — добавил автор книги.

Возможно, главным сигналом, который подал арестованный Фишер в Москву, стало то, что он для американской контрразведки назвался именем своего умершего к тому времени друга Рудольфа Абеля, тоже разведчика. Тем самым Фишер дал понять, что он ничего и никого не выдал противнику.

О настоящем Рудольфе Абеле тоже рассказано в новой книге.

«Эвелина подробно рассказывала мне об этом человеке. Он его называла «дядя Рудольф» или «дядя Руди». Из этих воспоминаний проглядывает образ очень сильного разведчика, нелегала и диверсанта», — сказал Долгополов.

Перейти в фотобанкПредседатель КГБ при Совете министров СССР Владимир Семичастный (1-й слева) принимает советских разведчиков Рудольфа Абеля (2-й слева) и Конана Молодого (2-й справа)© Перейти в фотобанкПредседатель КГБ при Совете министров СССР Владимир Семичастный (1-й слева) принимает советских разведчиков Рудольфа Абеля (2-й слева) и Конана Молодого (2-й справа)

Версии гибели Кузнецова и Зорге

В сборнике представлены и новые версии гибели легендарных разведчиков Николая Кузнецова и Рихарда Зорге.

Кузнецов погиб весной 1944 года на Западной Украине в неравном бою с бандеровцами.

«Нашлись материалы – об этом, конечно, нельзя было писать и говорить в советское время, — что Кузнецова каким-то образом выдали люди, которых можно назвать своими. Это были люди из так называемого подпольного горкома Ровно. И я привел новую версию, подчеркну — только версию тех событий, эти документы я аккуратно в книге изложил», — рассказал Долгополов.

Также в книге приведены четыре версии ареста Рихарда Зорге японской контрразведкой в 1941 году.

«Я делаю такой вывод – невозможно было под тем «колпаком», который организовали японцы, проработать девять лет. Но Зорге удалось это сделать», — отметил автор книги.

Был ли разведчиком Примаков?

Часть книги отдана ответам на вопрос, были ли профессиональными разведчиками выдающийся российский дипломат и политик, бывший директор СВР академик Евгений Примаков, а также певица Ольга Чехова.

«Конечно же, в силу блестящего знания Евгением Максимовичем Востока, я думаю, его аналитические материалы, подготовленные по итогам командировок в тот регион, читали не только в ЦК КПСС, но и в КГБ», — сказал Долгополов.

«Во главе Службы внешней разведки Евгений Максимович проработал четыре с половиной, как он говорил, счастливых года. Но можно ли руководить всем механизмом современной российской разведки, не будучи разведчиком? Да, конечно, он стал разведчиком, и эти годы во главе СВР были годами именно годами разведчика», — добавил автор сборника.

Ольга Чехова была актрисой Третьего Рейха и считалась любимицей Гитлера. Но была ли она агентом НКВД, готовая совершить покушение на германского фюрера, как иной раз доводится читать?

«Из Ольги Чеховой зачастую делают суперразведчицу. Я рассказываю, что она делала и не делала, но при этом пишу о том, что по-настоящему сделал другой разведчик, ее брат Лев Книппер. Когда в Москве осенью 1941 года было введено осадное положение, он перешел на нелегальное положение, готовый выполнить задание органов госбезопасности», — пояснил Долгополов.

Перейти в фотобанкЛидер фракции «Отечество» Евгений Примаков в Госдуме РФ© / Владимир ВяткинПерейти в фотобанкЛидер фракции «Отечество» Евгений Примаков в Госдуме РФ

Разведка и церковь

По словам Николая Долгополова, для него дорог и опубликованный в книге рассказ о выдающемся советском разведчике Иване Михееве.

«В октябре 1997 года я встретился на выставке художников-разведчиков с Иваном Ивановичем Михеевым. Передо мной стоял батюшка с шестью колодками орденских планок!» — рассказал журналист.

«Он очень коротко и очень емко рассказал мне, что он сделал. Но писать тогда еще о нем было нельзя. Иван Иванович сравнительно недавно умер, и теперь я написал о том, что он сделал в разведке, будучи в рясе священника. Он сознательно перешел из разряда неверующих в разряд воцерковленных людей, при этом попросил, чтобы его, священника, оставили в разведке», — сказал Долгополов.

«Иван Иванович сделал очень много доброго для церкви. А то, что он сделал во время войны, будучи разведчиком, просто фантастично», — добавил он.

Стоицизм полковника «Икс»

Одна из глав новой книги состоит всего из единственного листа текста. Она посвящена «полковнику «Икс», судьба которого, наверное, тоже может считаться одним из символов нелегальной разведки.

«Это символ стоического преодоления просто-таки нечеловеческих испытаний, выпавших на долю разведчика-нелегала», — сказал Долгополов.

Семнадцать лет этот человек в одиночку проработал за границей. Однажды руководство устроило ему встречу с сыном, привезя мальчика в Европу, куда с командировкой приехал и нелегал. После встречи сын вернулся обратно, чтобы дождаться возвращения отца.

Но произошла беда — мальчик утонул во время отдыха в лагере. Разведчик смог вырваться на его похороны — только на один день и вернулся обратно в страну пребывания, чтобы мужественно продолжать работу.

Когда срок его работы за границей истек, он вернулся на родину, был награжден Звездой Героя. И трагически погиб.

«Он был пожилым, и у него, видимо, было плохое зрение. И попал под машину, которую не заметил», — сказал Долгополов.

Фотографии этого разведчика нет. Символична пустая рамка, где должно было быть размещено фото героя. «Его имя не раскрывается и, я думаю, никогда не будет рассекречено», — отметил автор книги.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here