Изменения в УК: статьи о мошенничестве могут скорректировать

0
1

Минюст России попросил Федеральную палату адвокатов (ФПА) поделиться наблюдениями о практике возбуждения дел о мошенничестве – одной из самых «горячих» тем в адвокатском сообществе, — чтобы пресечь решение бизнес-споров с помощью уголовного преследования, сообщили в пятницу в ФПА.

Опрошенные адвокаты согласны, что изменения назрели, поскольку из-за размытых формулировок не всегда можно логически объяснить, почему в одном случае дело было возбуждено, а в другом – нет. К тому же, по мнению экспертов, статьи имеет смысл «осовременить» с учетом последних веяний кибермошенничества.

Письмо из Минюста

«Министерство юстиции РФ обратилось к ФПА с просьбой направить информацию о практике применения статей 159–159.6 УК РФ (этот набор статей касается мошенничества в различных сферах) и сформулировать предложения по совершенствованию российского законодательства в этой части», — отметили в палате.

Минюст призвал адвокатов подключиться к совершенствованию федерального законодательства с тем, чтобы «исключить возможность решения хозяйственных споров посредством уголовного преследования». В ведомстве ждут замечания и предложения адвокатского сообщества.

Что не так с мошенничеством

Как сообщил адвокат, научный сотрудник Института государства и права РАН Борис Башилов, тема применения статей УК РФ о мошенничестве – одна из самых горячих среди адвокатов.

«Извлечение прибыли и мошенничество в действующем законодательстве, на взгляд многих юристов, стоит рука об руку. По-другому охарактеризовать сложившуюся правоприменительную практику невозможно», — считает юрист.

По его словам, правоохранительные органы «сами зачастую не могут объяснить, по какой причине в одних правоотношениях усматривают умысел в уклонении от исполнении договорных обязательств и возбуждают уголовное дело, а при тождественных обстоятельствах такого умысла не усматривают».

Ссылка на «гражданско-правовой характер спора» в данных обстоятельствах ясности не вносит, отметил Башилов. По его оценке, «Мошенничество» — именно тот состав преступления, которым чаще всего оперируют при рейдерских захватах.

«Именно отсутствие критериального оценивания объективной и субъективной стороны мошенничества позволяет зачастую возбуждать уголовные дела по правоотношениям, носящим исключительно гражданско-правовой характер», — полагает юрист.

Новые квалификации

С этой позицией согласился адвокат Игорь Трунов: по его мнению, из-за размытых формулировок следствие квалифицирует как мошенничество слишком многое.

Читайте также:  Москалькова считает нападение боевиков на храм в Чечне варварским

«Основные квалифицирующие признаки – это обман и злоупотребление доверием. Сегодня следствие часто злоупотребляет этой статьей, под данные квалификации подводят, все что угодно. В данной статье очень много пробелов для конкретных признаков. Основной вопрос — это определение правовых норм», — отметил адвокат.

Кроме того, по его мнению, в статьи надо внести уточнения – возможно, появятся новые квалификации, связанные с цифровой экономикой, биткоином и другими криптовалютами.

Согласно данным МВД РФ, с января по ноябрь 2017 года (свежее статистики пока нет) из всего объема зарегистрированных полицией преступлений 10,7% пришлось на мошенничество, то есть почти каждое 9-е преступление.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here