«Я думала, меня казнят»: что пережили заложники банды Басаева в Буденновске

0
18

Сотни погибших и раненых, расстрелянные автомобили и сожженные здания — 14 июня 1995 года город Буденновск превратился в горячую точку. Вооруженные боевики захватили районную больницу, где на протяжении пяти суток удерживали почти две тысячи заложников. В нечеловеческих условиях оказались многочисленные роженицы и младенцы.Тогда террористов отпустили. Главаря банды Шамиля Басаева российские спецслужбы уничтожили в 2006 году, многие ее члены были ликвидированы в ходе чеченских кампаний или арестованы. Судебные процессы по этому делу продолжаются до сих пор. В среду Северо-Кавказский военный окружной суд приговорил еще двоих участников теракта: Рамзан Белялов и Магомед Маздаев получили по 15 и 13 лет колонии общего режима соответственно. Об ужасе, который пережили попавшие в плен люди, и о том, почему отправленная на штурм группа «Альфа» получила приказ отступить, — в материале .

Больничный ад

Летом 1995-го тихую и размеренную жизнь небольшого городка в Ставропольском крае взорвал треск автоматных очередей. Перед этим около двухсот вооруженных террористов на трех грузовиках КамАЗ беспрепятственно проехали 500 километров, пройдя проверку на 52 блокпостах. Боевики двигались в сопровождении машины ГАИ, а на всех КПП говорили, что везут груз 200. Только на посту перед Буденновском дежурные заподозрили неладное и приказали автоколонне проследовать к местному отделу милиции. Позже главарь банды Шамиль Басаев скажет, что целью рейда была Москва, а не Ставрополье. Однако спецслужбы назовут это обычной бравадой.

Перейти в фотобанкШамиль Басаев© / Игорь МихалевПерейти в фотобанкШамиль Басаев

Подъехав к зданию РОВД, боевики открыли огонь на поражение и захватили первый этаж отдела. В перестрелке погибли семь милиционеров. После этого террористы двинулись к центральной городской площади. «По пути они брали в плен случайных прохожих, а тех, кто оказывал любое сопротивление, — расстреливали, — вспоминает местный житель Евгений. — В центре города бандиты установили цистерну с топливом и разместили вокруг нее захваченных людей, постоянно угрожая взрывом. На улицах уже тогда творился полный хаос: не покидало ощущение, что началась война. Однако настоящий ад был впереди».

Захватив почти 600 горожан, бандиты под дулами автоматов погнали их к зданию центральной районной больницы. Примерно сто заложников было расстреляно по дороге. В медучреждении в тот момент находилось около полутора тысяч человек: пациенты, посетители и персонал. Услышав выстрелы, многие из них решили, что в дислоцированной неподалеку 205-й мотострелковой бригаде идут учения.

Перейти в фотобанкЖители Буденновска во время нападения на город террористов© / Александр ЗемляниченкоПерейти в фотобанкЖители Буденновска во время нападения на город террористов

«Думала, меня казнят»

«Когда ворвались террористы, я находилась в операционной. Вели они себя жестко, командовали, пресекали все попытки сопротивления, — рассказывает хирург Вера Чепурина, оказавшаяся в эпицентре трагических событий. — Однако меня особо не трогали. Из-за большого потока раненых мы оперировали практически без передышки. Почти не спали. Один раз привезли раненого чеченца, мы попытались его спасти, но он скончался. Я думала, что после этого нас всех расстреляют».

Вера Васильевна, как и многие другие пережившие теракт врачи, до сих пор работает в этой больнице. Сейчас она заведует хирургией. «Работа помогла мне пережить трагедию. К тому же надо было заботиться о других людях. После тех событий большинство коллег находились в глубокой депрессии: одни потеряли родных, другие не могли пережить потрясение. Поэтому приходилось не только выполнять врачебную работу, но и стать психологом, — продолжает Чепурина. — Я уже много лет на пенсии, но до сих пор продолжаю оперировать». Стоит отметить, даже спустя 22 года далеко не все ее коллеги хотят вспоминать о тех июньских событиях — слишком тяжело.

Перейти в фотобанкОсвобождение заложников в Буденновске© / Александр ЗемляниченкоПерейти в фотобанкОсвобождение заложников в Буденновске

Живые щиты

Захватив больницу, бандиты для устрашения расстреляли перед зданием главного корпуса шестерых мужчин. Ближе к вечеру выдвинули ультиматум правительству: «Прекратить боевые действия в Чечне и вывести федеральные войска. В противном случае заложники, находящиеся в больнице, будут уничтожены». Переговоры с Басаевым по телефону из Кремля вел лично премьер-министр России Виктор Черномырдин.

«Правительство гарантирует немедленное прекращение огня в Чечне, — заявил премьер. — После освобождения Басаеву и его людям непременно будет предоставлен транспорт и сопровождение, которое гарантирует безопасность для боевиков».

Однако мирные переговоры так ни к чему и не привели. Террористы прекрасно понимали, что рано или поздно начнется штурм здания, поэтому основательно к нему подготовились: заминировали подвальные помещения и другие места, в которых держали заложников. «У меня 10 июня родился сын Сашенька. Мальчик был недоношенный, и его поместили в барокамеру, — рассказывает пациентка родильного отделения Галина Мазяркина. — Четырнадцатого июня после обхода мне должны были принести ребенка, как вдруг в отделение ворвалась медсестра. Она в истерике начала куда-то звонить и кричать в трубку: «Никуда не выходите, началась война». 

Галина Мазяркина вместе с сыном Александром© Фото : из личного архива Галины МазяркинойГалина Мазяркина вместе с сыном Александром

Сотрудники больницы успели спрятать рожениц в кабинете заведующей отделением, однако через несколько часов боевики взломали дверь и приказали девушкам разойтись по своим палатам. «Террористы, чтобы спрятаться от снайперов, сказали нам взять в руки простыни и встать в окнах, — продолжает Мазяркина. — В тот момент мне показалось, что я живу последние дни, что мира больше не будет. Бесконечный страх — вот как можно назвать то, что я чувствовала».

Галина признается, что потом еще долго боялась выходить из дома на улицу. Только поддержка близких и мысли о сыне помогли ей пережить эту трагедию. По иронии судьбы через несколько лет женщина устроилась на работу в то самое родильное отделение, где трудится до сих пор.

Перейти в фотобанкМедики и пациенты Буденновской больницы, захваченные в заложники © / Александр ЗемляниченкоПерейти в фотобанкМедики и пациенты Буденновской больницы, захваченные в заложники

Обреченный штурм

Вечером 14 июня территорию у больницы блокировали прибывшие из Москвы бойцы отряда войск специального назначения ФСБ России «Альфа». «Мы несли дежурство на случай возможного прорыва боевиков, проводили разведку, — рассказывает вице-президент Международной ассоциации ветеранов спецподразделения «Альфа» Алексей Филатов. — На исходе вторых суток нам дали немного отдохнуть. Как сейчас помню, приехали в школу-интернат, только расстелили в спортзале матрасы и хотели прилечь, как поступила команда готовиться к штурму. В два часа ночи мы были на позициях, а в начале пятого все началось».

Перейти в фотобанкПодготовка штурма© / Александр ЗемляниченкоПерейти в фотобанкПодготовка штурма

По его словам, условия сложились так, что выполнить задачу по освобождению заложников силовым путем и с минимальными потерями было практически нереально. Основная сложность заключалась в том, что спецназовцы не располагали достаточной информацией о численности и вооружении противника. Россия впервые столкнулись с терактом такого масштаба. Счет заложникам шел на тысячи, а их освобождение больше напоминало масштабную войсковую операцию, нежели рядовой штурм.»Нам предоставили план больницы, согласно которому здание было трехэтажным. А оказалось, что есть еще цокольный этаж с решетками на окнах. К этим решеткам боевики привязали заложников и вели огонь из-за их спин. Для нас это оказалось полной неожиданностью, — продолжает Филатов. — Однако все же удалось войти в помещение и даже частично занять первый этаж, но если бы мы продолжили штурм, то, скорее всего, погибли бы не десятки, а сотни людей».

Перейти в фотобанкСпецназ готовится к штурму захваченной больницы в Буденновске© / ТутовПерейти в фотобанкСпецназ готовится к штурму захваченной больницы в Буденновске

Через несколько часов жестокого боя спецназ получил команду прекратить операцию и отойти на свои позиции. В результате погибли более 30 заложников, 17 боевиков и три бойца группы «Альфа». «Владимира Соловова дважды ранили в руку, он снял бронежилет и с обездвиженной рукой продолжал стрелять, пока не был убит. Только на следующий день мы смогли забрать его тело с поля боя, — вспоминает погибших коллег Филатов. — Группу Димы Рябинкина шквальным огнем полностью прижали к земле, и ребята не могли вести огонь по верхним этажам».

Для того чтобы убрать пулеметчика на четвертом этаже, Дима совершил отчаянный поступок: приподнялся на колено и открыл огонь. Ничего похожего никто никогда не видел, ведь из больницы стреляли так, что листья на деревьях летели, как будто их косили косой». Рябинкин успел ликвидировать боевика, пока тот перезаряжал оружие, но через долю секунды сам погиб от пули снайпера. Позже 26-летнего спецназовца посмертно наградили орденом Мужества.

Спецназовец Дмитрий Рябинкин, погибший при штурме больницы© Фото : Международная Ассоциация ветеранов подразделения антитеррора «Альфа» Спецназовец Дмитрий Рябинкин, погибший при штурме больницы

Город черных платков

После попытки штурма с боевиками решили договориться мирным путем. Утром 19 июня им предоставили три «Икаруса», на которых они в тот же день выдвинулись в сторону Чечни. Освободив большинство заложников, бандиты взяли с собой несколько десятков человек — для гарантии. В Дагестане и Чечне их встретили как героев, а Буденновск на несколько дней погрузился в глубокий траур. Журналисты называли его «городом черных платков». Общее число погибших составило 129, среди них — 18 милиционеров и 17 военнослужащих. Ранения получили 415 человек.

Перейти в фотобанкЖители Буденновска оплакивают погибших© / Александр ЗемляниченкоПерейти в фотобанкЖители Буденновска оплакивают погибших

«В городе не было такой семьи, которой бы не коснулась эта трагедия, — говорит местный житель Игорь Казанцев. — Из домов и дворов раздавался жуткий плач. Ситуацию усугубляло еще и то, что многие тела на жаре сильно разложились, так как морг был захвачен вместе с больницей. Родственники даже не могли попрощаться с покойными как следует».

В память о случившемся в новом здании больницы с июньских событий 1995 года оставили часть стены. Практически на каждом ее квадратном сантиметре видны выбоины от пуль, а кое-где до сих можно найти следы крови.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here