В ОП рассказали о возможном разделении НКО на категории

0
0

Закрепление в законе различных категорий некоммерческих организаций в РФ должно подразумевать разный налоговый режим и разные требования к отчетности и прозрачности, при этом необходимо законодательное разграничение коммерческой и некоммерческой деятельности, говорится в проекте доклада Общественной палаты РФ о состоянии гражданского общества в стране в 2017 году.

«Законодатель подходит ко всем НКО с едиными требованиями, что ограничивает возможности для введения дополнительных налоговых льгот и преференций для отдельных категорий НКО…. Имеет смысл задуматься о выделении среди НКО различных категорий с разным налоговым режимом и соответствующими ему разными требованиями к отчетности и прозрачности. Необходимы специальные подходы к регулированию деятельности благотворительных фондов, которые собирают пожертвования, более детализированную отчетность должны представлять НКО, которые претендуют на государственную поддержку. При этом необходимо законодательное разграничение коммерческой и некоммерческой деятельности, чтобы НКО не использовались для оптимизации налогообложения», — отмечают в ОП.

Первым шагом в этом направлении может стать выделение в законодательстве отдельной категории НКО – исполнителей общественно полезных услуг (ИОПУ), которые могут рассчитывать на дополнительную государственную поддержку, полагают авторы документа.

Неструктурированность третьего сектора приводит к весьма жестким требованиям к регистрации некоммерческих организаций, на которую жалуются в первую очередь представители небольших социально ориентированных НКО, составляющие подавляющее большинство сектора, говорят в палате. В сокращении количества НКО в России за последний год в ОП винят, в том числе и избыточную отчетность НКО, которая «существенно «тяжелее» отчетности малого бизнеса».

Палата отмечает, что третий сектор в России сегодня не однороден и включает в себя как небольшие НКО социальной направленности, работающие на муниципальном уровне, так и крупные корпоративные и частные благотворительные фонды; значительную же часть сектора составляют небольшие НКО до пяти человек в штате, которые работают на безвозмездной основе.

При этом действуют в стране и некоммерческие организации, которые учреждены или созданы при поддержке или непосредственно государственными органами. К этой категории можно отнести спортивные клубы, которые часто регистрируются как автономные некоммерческие организации. В составе сектора присутствует много, по сути, бюджетных учреждений или НКО, аффилированных с государством. Такой «организованный общественный сектор» в значительной мере занят обслуживанием государственного заказа, что, в свою очередь, «приводит к огосударствлению третьего сектора», говорится в докладе.

В отдельных случаях НКО регистрируется исключительно с целью участия в конкурсах и получения субсидий от государства, своеобразного «осваивания» господдержки. Сформировался целый пласт НКО, специально «заточенных» под участие в грантовых конкурсах и государственных проектах (посредники, консультанты по продвижению грантовой заявки), также отмечают в палате.

Кроме того, авторы доклада считают, что в законе об НКО — иностранных агентах нет четкого определения понятия «политической деятельности», такая размытость формулировок позволяет вольно толковать законодательство в оценке финансирования из-за рубежа.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here