Сто литров «крови» на съемках черной комедии «Папа, сдохни» в Москве

0
6

Дебютант большого кино Кирилл Соколов снимает в Москве черную комедию, сценарий к которой он написал сам. Жанр не то чтобы очень популярный среди российских режиссеров, да и понять, готов ли к кровавой фантасмагории зритель, пока сложно. Корреспондент побывал на съемках и узнал, как появился проект, чего ждут от него создатели и что они делают с использованной бутафорской кровью.

Комплекс зданий бывшего завода на востоке Москвы давно облюбован киношниками. Здесь снимают и сериалы, и полный метр. На входе в ангар скотчем приклеено объявление «Дверью не хлопать! Идут съемки!». Внутри в натуральную величину построена настоящая квартира — с прихожей, ванной, кухней, комнатами. Здесь снимают черную комедию с рабочим названием «Папа, сдохни» о непростых взаимоотношениях в одной отдельно взятой семье. Дочь ненавидит папу-оперативника, которого обожают коллеги и которого в жизни ожидает много неожиданных открытий.

Съемки фильма еще даже не закончились, но о нем уже говорят из-за того, что его главный оператор — Дмитрий Улюкаев, сын экс-главы Минэкономразвития РФ Алексея Улюкаева.

Режиссер фильма Кирилл Сколов и оператор Дмитрий Улюкаев© Фото : Кинокомпания «Белое зеркало» / Геннадий АвраменкоРежиссер фильма Кирилл Сколов и оператор Дмитрий Улюкаев
Немного зубодробительно

«Витя! Ливани лужу на пол!» — врывается в пространство голос. Люди снуют по бутафорской квартире, поправляют грим актерам, выставляют свет, камеру, переносят мебель. В этом потоке мелькает молодая черноволосая девушка — продюсер фильма Софико Кикнавелидзе.

«Кирилл сказал: «Знаешь, у меня есть зубодробительный сценарий, — любимое его слово. — Он, конечно, жестковат, но мне кажется, тебе понравится», — рассказывает шепотом корреспонденту девушка и также тихо смеется.

«Он сказал: «Там, правда, много насилия, жесткого юмора, но ты все-таки почитай». Я прочитала и это была любовь с первого взгляда»,- добавляет Софико. «Объяснить и пересказать черный юмор сложно, я бы сказала, невозможно. Кровь у нас лилась сначала со страниц сценария, теперь — по кадру. За эти съемки мы израсходовали больше 100 литров», — невозмутимо продолжает продюсер.

Фильм частично профинансировало министерство культуры РФ. «25 миллионов рублей из 65 миллионов нам выделило министерство культуры, мы их смогли убедить, что наше кино будет зрительским, ярким, оригинальным. К тому в жанре черная комедия у нас давно не снимали, эта будет первая за последние годы», — добавляет Кикнавелидзе.

«В следующем году картина выйдет на экраны, уже сейчас видим заинтересованность некоторых международных и российских фестивалей, посмотрим, как все сложится», — рассказывает продюсер.

Кастинг актеров на роли в таком необычном фильме тоже проходил необычно. Кого-то утвердили сразу, кого-то мучили полгода, собирая точный актерский ансамбль.

Актер Виталий Хаев© Фото : Кинокомпания «Белое зеркало» / Геннадий АвраменкоАктер Виталий Хаев
Быть папой 

— Стоп!

— Жуть какая!

— Классно! А как льется! — обмениваются восклицаниями члены съемочной группы после очередного дубля.

В павильон в теплой куртке поверх целиком залитой кровью майки входит исполнитель главной роли актер Виталий Хаев.

«А что вы все улыбаетесь? Вам не нравится рубашка?» — обращается он к окружающим. Выглядит он и вправду несколько комично — на лицо уже нанесен грим, нос испачкан «кровью», на одежде практически нет ни одного места, где не было бы красной жидкости.

«Сценарий мне очень понравился, он так хитро написан, с таким бесшабашным отрывом! Поэтому спокойно подписался под этой историей, она меня увлекла. Это очень необычно, увлекательно», — делится актер.

Читайте также:  Дима Билан достоин звания Заслуженный артист России, считает продюсер

«Мишка мучается», — кивает в сторону съемочной площадки актер, имея в виду своего коллегу Михаила Горевого, который в этот момент стоит в луже «крови».

«Не хотелось бы раскрывать секрет сценария, но «папа» попал в неприятную ситуацию, и его не очень хотят видеть на этой земле», — смеется Хаев и добавляет: «Слабо сказано, вообще, видимо, никто не хочет видеть его на этой земле».

Он, как и продюсер, сразу заинтересовался картиной: «После разговора с Кириллом я понял, что фильм у него готов в голове, все сцены раскадрованы. Возникали маленькие вопросы по поводу характера персонажа, прочтения сцен».

«Пока не понимаю, что из этой работы получится — очень необычно все. Я никогда не снимался в проектах подобного рода», — заключает Хаев.

Драма внутри

— Теперь кровяка у ног!

— Лужу крови надо восстановить, а то вы все убрали.

— Мы ее в тазик собираем, можем по второму кругу, только через сито, что ли?— обсуждают судьбу собранной совочком красной жижи ассистенты на площадке.

«Тут вопрос не в крови, и ее не так чтобы дико много — все не ради этого. Там внутри хорошая драматичная история, в которой поднимаются важные, серьезные проблемы», — рассказывает свою задумку режиссер Кирилл Соколов.

По его мнению, «есть несколько способов, чтобы сделать кино, когда ты хочешь рассказать что-то важное и животрепещущее».

Хлопушка© Фото : Кинокомпания «Белое зеркало» / Геннадий АвраменкоХлопушка

«При этом параллельно возникает вопрос — сделать кино для широкого зрителя, его развлечь, порадовать, чтобы в процессе он не загрустил и не захотел повеситься на выходе из кинозала. Соответственно, начинаешь думать, как это все совместить в рамках жанра, какие аттракционы добавить, что и привело к такому комедийному «экшенному» ключу», — продолжает Соколов.

«Можно было эту историю решать совсем по-другому. Вообще без крови, без юмора, и она тоже бы работала. Но это было бы просто тяжело — это было бы черное, мрачное, давящее кино», — считает дебютант.

Режиссер полагает, что жанр черной комедии сейчас пользуется популярностью, в том числе в России. «Есть внутренняя потребность и у зрителей, и у авторов как-то отрефлексировать на реальность. Но если делать это прямолинейно, то может выйти тотальный мрак и депрессия. Вот, для того, чтобы от этого уйти, приходится подходить к проблеме с большой иронией и юмором. Так появляется черная комедия», — говорит Соколов.

Продюсер Софико Кикнавелидзе© Фото : Кинокомпания «Белое зеркало» / Геннадий АвраменкоПродюсер Софико Кикнавелидзе

«Ну, например, убивают героя — можно не пролить ни капли крови, и это будет супергрустно и тяжело. А можно вылить из него 100 литров крови, и тогда эта смерть будет восприниматься карикатурно, будет другой эффект», — добавляет автор.

Он уточняет, что «фильм ни в коем случае не ограничивается заявленным жанром, в нем будет очень много грустного, очень много трогательных моментов».

«Для меня это вообще история личная, в которой очень много болевых точек, которые имеют отношение ко мне, к моему окружению. В сценарии заложен мощный драматический потенциал, который зрителю будет нетрудно разглядеть и почувствовать за литрами крови, которых на самом деле будет немного. От слез к смеху и от смеха к слезам», — надеется Соколов.

«Я очень надеюсь, что зритель захочет увидеть такой фильм», — заключает режиссер.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here