Инспектор vs дебошир: участковые — о покойниках, риске и сериалах

0
3

«Откройте, полиция!» — фраза, от которой многим становится не по себе. Однако участковые могут прийти к жильцам не только по какому-то заявлению, но и просто познакомиться. Корреспонденты ко Дню участковых уполномоченных полиции выяснили у трех представителей профессии из разных городов, чем приходится жертвовать ради работы, почему их служба не похожа на телесериалы и как стать лучшим среди лучших.

Москвич Анатолий и интуиция

Участковый уполномоченный полиции Анатолий Арабкин работает в этой должности больше пяти лет. Быть милиционером в юности он не хотел, мечтал стать машинистом пассажирского поезда, кататься в дальние рейсы.

Перейти в фотобанкСтарший лейтенант полиции Анатолий Арабкин во время приема посетителя на своем рабочем месте в отделении полиции в Москве. 16 ноября 2017 © / Кирилл КаллиниковПерейти в фотобанкСтарший лейтенант полиции Анатолий Арабкин во время приема посетителя на своем рабочем месте в отделении полиции в Москве. 16 ноября 2017

«После девятого класса хотел пойти в железнодорожный техникум, но мама и преподаватели уговорили меня остаться и доучиться, а потом поступать в вуз. Я согласился, получил аттестат и ушел в железнодорожный институт. Теперь вспоминаю этот период жизни как один из самых кошмарных. Мне хотелось быть работягой, а там была одна теория, сопромат. Я хотел крутить гайки, а не знать о том, из чего они состоят», — вспоминает Анатолий.

В милицию он пришел за компанию вместе с другом детства. Приняли решение работать в патрульно-постовой службе (ППС) и как раз учиться по направлению в юридическом техникуме. Потом Анатолий перевелся в инспекторы, а через несколько лет стал участковым.

«В каждой службе есть плюсы и минусы. Плюс ППС — ты отработал день и забыл его, он тебя не тяготит. Завтра будет новый, со своими приключениями, происшествиями, историями. Участковые же ведут расследования, принимаем решения, собираем административные материалы, сопровождаем какие-то уголовные дела. Это сжатые сроки, ответственность и напряженный режим — нельзя прийти домой, уснуть и забыть», — говорит Анатолий.

Перейти в фотобанкСтарший лейтенант полиции Анатолий Арабкин во время планового обхода © / Кирилл КаллиниковПерейти в фотобанкСтарший лейтенант полиции Анатолий Арабкин во время планового обхода

С другой стороны, сотрудники ППС, по его словам, первыми приезжают на экстренный вызов и, как правило, все «сливки» принимают на себя они. Больше всего несчастных случаев происходит именно с патрулирующими сотрудниками.

«Участковый менее подвержен опасности. Его основная задача — скорее предотвратить, вести разъяснение, быть начеку. Мой район почти примыкает к МКАД, а ближайший город — Мытищи. Район — как большой пересадочный узел, это конечная станция метро. Возле нее собирается много асоциальных личностей, изрядно подвыпивших, неадекватных. Это доставляет неудобства в работе», — рассказывает он.

В основном Анатолий работает с местными жителями — это называется «войти в адрес». Участковый методично обходит район, звонит в двери, представляется и интересуется у хозяев квартир, есть ли какие-то проблемы, видели ли они что-либо необычное или подозрительное.

Перейти в фотобанкСтарший лейтенант полиции Анатолий Арабкин на своем рабочем месте в отделении полиции в Москве. 16 ноября 2017 © / Кирилл КаллиниковПерейти в фотобанкСтарший лейтенант полиции Анатолий Арабкин на своем рабочем месте в отделении полиции в Москве. 16 ноября 2017

«Открывают практически всегда. Рассказывают о себе, впускают в дом. Чаще всего отвечают, что никаких проблем у них нет, — говорит Анатолий. — Так сложилось: жильцы даже не всегда знают, кто с ними соседничает на лестничной клетке, не говоря уже про подъезды или другие дома. Сердобольные бабушки — это отдельный контингент. Иногда они клеймят всех подряд, сплетничают, но порой действительно проявляют бдительность и могут рассказать что-то полезное».

Участковый сетует, что часто о его работе складывают мнение по сериалам. Иногда выходит совсем смешно.

«Мы приехали на вызов. Старый дом, лифт. Поднимаемся, на лестничной клетке лежат так называемые «продукты жизнедеятельности». Выходит бабушка-заявительница, брезгливо указывает пальцем на кучу. «Ну и что это такое?» — спрашиваю. — «А вы что, не видите?» Я снова не понимаю, продолжаю: «Вижу. А дальше-то что?» «Как что — вызывайте ФЭС, пусть они там «пошкрябают», проведут исследование!» — возмущается старушка. А я не знал, что это такое, спросил. Она на меня с недоумением глядит: «Вы что, не смотрите Первый канал? Вызывайте скорее!»

Перейти в фотобанкСувенир на рабочем столе старшего лейтенанта полиции Анатолия Арабкина © / Кирилл КаллиниковПерейти в фотобанкСувенир на рабочем столе старшего лейтенанта полиции Анатолия Арабкина

К участковому жители относятся по-разному. Кто-то доверяет, звонит, советуется. Другие же не воспринимают всерьез. «Приходишь знакомиться с жителями, дверь в квартиру открывает женщина. Пообщавшись с ней, я даю визитку и ухожу. Вечером домой возвращаются остальные обитатели квартиры — муж, дети, теща. Супруга, если забегалась, может не рассказать про участкового, а визитку положить к себе в кошелек. Таким образом, адрес мной вроде отработан, а по факту вместо шести человек обо мне узнал только один, — объясняет участковый. — Это тоже сказывается на работе».

Пока мы шли мимо одного из домов, полицейский вспомнил другой случай, вовсе не забавный. Мать и дочка жили в муниципальной квартире. Вели весьма скрытный образ жизни, появлялись на людях редко. Потом вовсе пропали, а соседи внимания на это даже не обратили. В какой-то момент в квартире женщин прорвало трубу, хлынула вода.

«Соседи пошли стучаться — никто не открывает. Вызвали плотников, представителей департамента госимущества, потому что квартира принадлежит городу, и нас, потому что необходимо взламывать двери, — рассказывает участковый. — Открыли, вошли и видим, что на кровати лежит мумия. В соседней комнате — другая. Женщины умерли естественной смертью, что случилось — непонятно. Мы спрашиваем соседей: «Неужели даже никакого запаха не чувствовали?» Говорят: «Иногда веяло чем-то протухшим, но нормально, терпимо». На самом деле, людей искали, была проверка, их признали пропавшими без вести. В холодильнике мы нашли продукты, датированные 2009 годом».

Арабкин не старается вести статистику, сколько жизней удалось спасти: «Очень много ситуаций, что приезжаешь в момент, когда агрессивный пьяный муж, например, выламывает дверь, а за ней прячется испуганная женщина с ребенком. Или когда ты разнимаешь двух пенсионеров — один из них пытается забить другого костылем. Вроде бы «бытовуха», но кто знает, что бы произошло, если б я вовремя не приехал?

Перейти в фотобанкСтарший лейтенант полиции Анатолий Арабкин проверяет документы во время планового обхода в Москве. 16 ноября 2017© / Кирилл КаллиниковПерейти в фотобанкСтарший лейтенант полиции Анатолий Арабкин проверяет документы во время планового обхода в Москве. 16 ноября 2017

Он признается, что в работе ему помогают везучесть и интуиция: «Если работаешь не по информации, а по зову сердца, что ли, то всегда получится лучше. Я слушаю интуицию. Например, было мероприятие по выявлению наркотиков. Мы патрулировали площадку у метро и два дома рядом. Полночи ходили по одному маршруту, а потом меня что-то дернуло пойти иным путем. Поворачиваем за угол и видим, как две девочки вводят наркотик себе шприцами».

Воришек и лгунов, говорит Анатолий, помогает выводить на чистую воду умение блефовать: «Надо уметь подыграть хорошо, тогда все ярые обманщики теряют бдительность. Но это только один из инструментов».

И взятки предлагали участковому: «Объясняешь, что это нарушение закона, уголовная ответственность. Если настаивают, соглашаешься, а потом звонишь и докладываешь коллегам в ОБЭП».

Мама-участковый из Краснодара

У участкового уполномоченного Центрального округа Краснодара Инны Азовой открытая улыбка, но в голосе чувствуются спокойствие и строгость. «Я с детства наблюдала за работой сотрудников органов внутренних дел, понимала, что это нужная и востребованная профессия в любое время, в любом обществе, и мечтала тоже стать сотрудником полиции», — поделилась Инна. Родные и друзья, узнав, что девушка решила посвятить свою жизнь службе, поддержали ее.

После 11-го класса она окончила Краснодарский университет МВД. В одном из самых сложных районов города участковый Инна Азова работает уже на протяжении девяти лет и эту службу, как говорит она сама, знает уже «вдоль и поперек». На участке, за который ответственна Инна, расположено несколько учебных заведений, множество мелких магазинчиков, ночных клубов. Чаще всего правонарушители здесь похищают чужое имущество и занимаются предпринимательской деятельностью без разрешения. Только с начала 2017 года участковый составила 69 административных протоколов. К ноябрю в этой части города было совершено 12 преступлений, большинство из которых уже раскрыто.

Участковый уполномоченный Центрального округа Краснодара Инна Азова© Фото : Светлана БерилоУчастковый уполномоченный Центрального округа Краснодара Инна Азова

«Самое интересное для меня — общение с людьми. На вверенном мне административном участке приходится общаться с алкоголиками, дебоширами, с теми, у кого есть психические заболевания, с лицами, состоящими на профилактическом учете. С каждым из них важно выбрать свою манеру общения, чтобы человек понял, что от него хотят, чтобы была возможность направить его на верный путь», — делится Азова, добавляя, что в работе нередко приходится применять навыки психолога.

«Для начала важно понять человека, его желания, чего он ожидает. Когда это становится ясно, понимаешь, как с ним вести диалог, — поясняет Инна. — Я часто привожу пример худшей ситуации, чем та, в которой оказался человек. Обычно это настораживает. Человек начинает задумываться, что впредь так вести себя нельзя».

Инна рассказала, что несколько лет назад на ее участке жила многодетная мать, страдающая алкоголизмом. Она одна «воспитывала» своих троих детей, без мужа. Регулярно появлялась на улице в пьяном виде. Участковый провела с ней беседу и пригрозила, что женщина может лишиться детей.

«Удалось найти какой-то ключик, подключить навыки психолога и произвести впечатление на многодетную мать. Она отправилась на лечение, и теперь я точно знаю, что алкоголизмом не страдает, ведет нормальный образ жизни и как положено воспитывает детей», — говорит Инна.

Дежурство участкового идет с 8:00, а заканчивается в 22:00. День начинается с совещаний и планерок, после чего Азова делает поквартирный обход, беседует с людьми, принимает и рассматривает заявления, проводит прием граждан и работает с теми, кто стоит на учете. Иногда, если требуется, приходит на работу в выходные и праздничные дни.

Дома Инна переключается со строгого инспектора на жену и маму: «Муж относится к работе с пониманием. Четырехлетняя дочь тоже очень мной гордится. Она учится маршировать по своей комнате и рассказывает всем своим знакомым, что «мама борется с преступниками».

Над рабочим компьютером участкового висит детский рисунок. «Возвращаюсь домой, дочка всегда спрашивает, устала ли я, — рассказывает Инна. — И лучший отдых для меня — это время, проведенное с моей семьей».

Амбициозный Антон из Нижнего Новгорода

Антон Куликов поступил на службу в органы внутренних дел сравнительно недавно — в 2014 году. Он тоже не планировал быть участковым, видел себя в уголовном розыске, только окончил Российскую академию правосудия — сразу пришел на стажировку по специальности. Оформление документов задержалось, и ему предложили временно поработать участковым, чтобы продолжать стажировку. Антон рассказывает, что отнесся к предложению скептически, но попал в хороший коллектив и решил остаться.

Участковый уполномоченный полиции Антон Куликов © Фото : предоставлено пресс-службой регионального УМВДУчастковый уполномоченный полиции Антон Куликов

Свой первый рабочий день в отделе Куликов помнит до минут. «Мне помогали, подсказывали. Было сложно, но очень хотелось влиться поскорее. Буквально через несколько месяцев я уже был наравне со всеми, как будто полжизни здесь проработал», — продолжает он.

Территорией ответственности участкового является крупный микрорайон «Усилово» в Нижнем Новгороде. И в ближайшие пять лет молодой сотрудник место службы менять не собирается. «Участок вроде бы совсем обычный, и жители микрорайона в основной массе позитивные, отзывчивые, относятся с пониманием и нередко помогают, — откровенничает Антон. — Чаще всего обращаются в полицию по поводу бытовых конфликтов, семейных ссор, с жалобами на соседей из-за шума или проливов. Но, конечно, приходится сталкиваться и с более серьезными преступлениями. Например — с кражами, разбоями, драками, которые заканчиваются травмами или даже убийством».

Рабочие будни участковых© Фото : предоставлено пресс-службой регионального УМВДРабочие будни участковых

Благодарность горожан, уверен Антон, только подстегивает работать лучше: «Когда приходят и говорят элементарное: «Спасибо, вы нам очень помогли», возникает такое чувство гордости, что хочется и дальше, несмотря на сложности, продолжать раскрывать преступления и пресекать нарушения. В принципе, пока все получается».

Осенью Антон Куликов стал победителем регионального этапа конкурса «Народный участковый — 2017». Он считает, что для успешной работы самое основное — желание трудиться.

В свободное время Антон читает юридическую литературу, чтобы быть в курсе законодательных изменений: «Ведь работа участковых заключается не только в том, чтобы принять заявление, провести по нему проверку, но и, если что-то в компетенцию полиции не входит, нужно же человека непосредственно направить в тот орган, куда ему с этим вопросом надо обратиться».

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here