Эксперты считают, что молодежь боится рутины и ценит эклектику жизни

0
1

Социологи и психологи, занимающиеся молодежными исследованиями, не считают современную молодежь меркантильной — она не гомогенна, а разнородна, боится рутины и находит удовольствие в эклектике жизни, а потому в работе отдает приоритет самореализации и считает важной саморепрезентацию в социальных сетях.

По мнению экспертов, опрошенных в преддверии Всемирного дня молодежи, сегодня растет активность молодых людей, их вовлеченность в общественные вопросы, связанные с локальными проблемами, но диалог с государством не налажен.

Всемирный день молодежи не нужно путать с Международным днем молодежи, ежегодно отмечаемым 12 августа и инициированным ООН. Это неофициальный международный праздник, который отмечается каждый год с подачи Всемирной федерации демократической молодёжи (ВФДМ) самое известное мероприятие которой — Всемирный фестиваль молодежи и студентов. Очередной такой фестиваль недавно завершился в российском Сочи.

История праздника берет начало в 1945 году, когда в Лондоне с 29 октября по 10 ноября проходила Всемирная конференция молодежи, завершившаяся созданием ВФДМ. Конференция, в последней день которой и зародился праздник, прошла по инициативе Всемирного совета молодежи. Он, в свою очередь, появился во время Второй мировой войны и ставил своей целью борьбу с фашизмом. Эта направленность – борьба против империализма, фашизма и расизма, борьба за права молодежи вне зависимости от ее религиозных, политических или идеологических взглядов, сохраняется и по сей день.

«Три молодости» и все разные

По законодательству многих стран к молодежи относятся люди в возрасте до 35 лет, Россия не исключение. Современная молодежь, и в этом сходятся ученые, занимающиеся молодежными исследованиями, очень разнородна. Речь не только о том, что все люди разные, а о пестроте и разнообразии – вкусов, стремлений, ценностей и так далее.

«У нас разная молодежь, она достаточно дифференцированная. Мы можем говорить о том, что ценности тоже могут быть дифференцированы», — говорит замдиректора Центра молодежных исследований ВШЭ социолог Яна Крупец.

С этим согласна доцент кафедры философии социологии Елабужского института (филиала) Казанского федерального университета Альбина Гарифзянова. «Я считаю, что современная молодёжь разная, разнообразная. Я не могу представить её гомогенной средой: с одними ценностями, с одними идеалами», — сказала она.

При этом глава Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) Валерий Федоров обращает внимание на то, что «понятие о молодежи растянулось». По его словам, сейчас можно выделить как минимум «три молодежи».

«Первая – ее еще называют таким интересным словом – школота – это примерно лет с 17 до 23-24. В основном, учащиеся вузов и средних учебных заведений. Она довольно беззаботная, с минимумом обязательств и максимумом иллюзий, амбиций и возможностей», — сказал эксперт.

Вторая возрастная категория — от 23-24 до 28-30 лет. Это люди в поисках рабочего места или уже нашедшие его, начинающие обзаводиться семьей, чаще всего гражданским браком.

«Третья молодость» – от 28-30 до примерно 35 лет – люди, уже состоящие в устойчивых отношениях, с семьей, детьми, более или менее определившиеся с профессией, сказал Федоров. «Тут баланс возможностей и обязательств меняется – возможностей становится меньше, а обязательств больше. Психология у этих возрастных групп разная, ценности разные и отношение к жизни и вовлеченность в политику разная», — добавляет гендиректор ВЦИОМ.

Несмотря на эту разнородность, говорит доцент кафедры возрастной психологии факультета психологии образования Московского государственного психолого-педагогического университета Ольга Рубцова, возрастные задачи развития, «остаются теми же». «Это поиск себя, поиск собственной идентичности, становление своего Я», — пояснила она.

В то же время руководитель лаборатории психологии детского и подросткового возраста Центра психиатрии имени Сербского Елена Дозорцева отмечает, что нынешнее молодое поколение больше, чем предыдущие, полагается на самих себя. «Они ориентированы на собственные цели и устремления, не в смысле эгоизма, а в смысле опоры на собственные возможности. И это хорошо», — считает эксперт.

Сеть, интернет и самопрезентация

Общим для всех этих возрастных категорий, отмечают исследователи, является то, что они взрослели, взрослеют и живут в цифровой среде интернета и гаджетов. «Важно не то, что они в принципе есть и используются, а то, что они фактически опосредуют все главные виды деятельности, в которых происходит развитие», — говорит Рубцова.

При этом, по словам Дозорцевой, внутриличностные проблемы остаются теми же: поиск себя, поиск применения своих сил, как молодые люди видят себя и какова их саморепрезентация. Здесь важную роль играют социальные сети, добавляет она.

«Образ себя в социальных сетях для молодых людей сейчас более важен, значим, чем в реальной жизни. Если с поверхностного уровня начать, то это образ успешного человека, который имеет все атрибуты этого успеха. С другой стороны, это и демонстрация собственных возможностей и интересов, общения. Ну, и, конечно, важна внешняя репрезентация», — пояснила собеседница агентства.

Механизм социальных сетей, обращает внимание Гарифзянова, позволяет показать обществу, «что наполняет твою повседневность». «Это не только посещение концертов, «классных» мест, путешествия, это могут быть еще книги, музыка и прочее», — сказала она.

При этом, полагает Крупец, сетевое общение не исключает и не сокращает реального общения, а дополняет его — для активной молодежи важно, что они встречаются и за рамками интернета. «В этом смысле интернет для них – это, скорее, инструмент, который позволяет им более эффективно организовывать что-то, в том числе оффлайн. Для социологов это не вопрос влияния на личность, это вопрос о том, как это меняет повседневную жизнь — а меняет значимо», — добавила она.

Приоритет самореализации

Несмотря на разнородность молодежной среды, исследователи выделяют некоторые общие тенденции. Прежде всего, это общее представление молодежи об успешности, говорит Гарифзянова.

«Все видят ее примерно одинаково: чтобы это было любимое дело, и чтобы за это ещё и деньги платили. Сейчас молодых людей не удовлетворяет лишь один критерий в выборе профессии. Для современного человека профессия практически определяет образ жизни, они не готовы работать только ради зарплаты, им важен элемент самореализации, ощущение нужности, полезности», — поясняет эксперт.

Общее для сегодняшней молодежи, по ее мнению – компромисс: и зарабатывать, и самореализовываться. «Я очень часто сталкивалась в интервью, что молодым людям важна самореализация, и подтверждений «обвинениям» взрослых о том, что «какая пошла меркантильная молодежь, подвержена гедонизму» в этих нарративах не встречается», — сказала собеседница.

При этом речь идет о самореализации в социальном контексте, о способах заявить о себе «именно через занятие любимым делом», добавила она.

Об этом говорит и Крупец, отмечая изменение отношения к работе. «Сегодня идеальная для молодежи работа – та, которая должна, с одной стороны, приносить определённый материальный достаток, то есть деньги важный критерий при поиске и выборе работы, но, с другой стороны, она должна быть интересной и позволять саморелизовываться. Если эти условия не соблюдаются, то молодые достаточно легко меняют место работы в поисках этого идеала», — сказала собеседница агентства.

По словам студента второго курса магистратуры факультета политологии МГУ, члена студенческого союза МГУ Яна Сенокопа, сегодня на первом месте для молодежи именно возможность самореализации. «Значимая часть хочет работать не столько на высокооплачиваемой работе, не это приоритет, а хочет заниматься той работой, которая будет интересна, может раскрыть их потенциал и от которой будет польза не только для них лично, но и для общества», — сказал он.

Трудности самоопределения и трудности ли это

Приоритетность самореализации, в частности, при выборе профессии, говорит Гарифзянова, накладывает отпечаток на образ жизни – круг общения, стиль одежды, представления о ценностях. Традиционные ценности, говорит эксперт, вовсе не отвергаются молодой средой, но то, с чем они ассоциируются – семья, дети, ответственность, откладываются на более зрелый возраст.

«Это отложенное взросление. Молодежь постоянно в поиске – это общая черта. Современная молодежь в этой эклектике жизни получает удовольствие. Ну, хорошо, у меня не получилось быть хорошим менеджером, пойду барменом, не получилось барменом – пойду в аспирантуру. Это постоянный поиск себя, они не смотрят на это будто они потеряли время, занимаясь не тем», — поясняет она.

Сенокоп также отмечает, что поиск себя и своего места в жизни – одни из наиболее насущных вопросов для молодежи, о них часто упоминают в социологических опросах, которые проводят среди студентов. «Значительная часть молодежи является неопределившейся по поводу своего жизненного пути, своего будущего. Это стоит краеугольным камнем в жизни», — сказал он.

Крупец добавляет, что карьерные установки молодых людей смещаются с «классических карьер», когда приходится долго работать в одном месте и расти от должности к должности, в сторону «горизонтальных карьер». «Поработать на одном месте, получить от него какие-то бонусы, а потом идти в другое место, более интересное, где можно реализовываться по-новому. Это связано с боязнью рутины, остановки в развитии», — пояснила собеседница агентства.

Локальный активизм и вовлеченность в общественную жизнь

Что касается вовлеченности в общественную жизнь, то Федоров полагает, что представители молодого поколения довольно гедонистичны, больше сконцентрированы на себе, своем ближнем круге, «не коллективистски настроены». «Это индивидуалисты. Они готовы объединяться для каких-то узких тем или случаев, но очень временно», — считает он.

С другой стороны, добавляет эксперт, несколько лет назад в России удалось сделать модным волонтерство, «но пока это поддерживается довольно искусственно, продвигается сверху».

«Еще мало молодых людей охвачено этими волонтерскими практиками. Только-только начинается процесс перехода, формирования волонтерства и добровольчества как ценности. Если говорить о вовлеченности в какие-то более прагматичные вещи, например в благоустройство собственного двора, то этого нет и в помине», — полагает глава ВЦИОМ.

Социологи отмечают, что аполитичность молодежи и ее дистанцирование актуально не только для России, но и для Европы и США, хотя традиции гражданского общества там начали развиваться гораздо раньше.

В то же время, говорит Крупец, и на Западе, и в России отмечается рост вовлеченности молодежи в общественные вопросы, связанные с локальными проблемами, которые существуют непосредственно рядом с человеком. Активная молодежь пытается что-то делать, но уже «в новых, альтернативных формах».

«Не в привычном понимании, что идет в партию или идет на выборы, а пытается придумывать какие-то другие инициативы, которые позволяют получать, в том числе, удовольствие. Это такая политика малых дел, которую они признают максимально эффективной. Потому что существует оторванность их от макроуровня, от уровня государства, нет налаженного диалога. Поэтому они пытаются реализовывать инициативу на своем уровне», — объяснила Крупец.

При этом, добавляет она, один из актуальных вопросов сегодня — сможет ли государство понять желания молодежной среды, оценить по достоинству ее инициативы и помочь их реализовывать. Государство, добавляет эксперт, пытается и контролировать, и предлагать свои варианты, «что не всегда соответствует видению самой молодежи».

«Происходит активизация молодежи, но она скорее параллельная, в своих логиках. Это не вопрос о том, что мы идем в партию, это вопрос о том, что мы инициируем свои собственные движения. Смогут ли здесь встретиться государство и молодежь – большой вопрос», — заключила Крупец.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here