Расправа палача. Как самосуд приводит в тюрьму

0
3

Отец тяжело переживал смерть единственной дочери. Девушка умерла от передозировки. Узнав, что наркотики ей продал сосед, мужчина взял нож и убил предполагаемого дилера одним ударом прямо в сердце. За самосуд житель Красноярска получил три года колонии.

Отдельной статьи за самосуд в Уголовном кодексе нет, равно как и снисхождения при рассмотрении дел мстителей. Корреспондент выяснила, почему люди не готовы ждать справедливости от закона и как отличить гражданскую бдительность от преступления.

Вернулись к варварам

Официальной статистики по самовольным расправам в России не ведется: дела народных «судей и палачей» растворяются в общем потоке преступлений и квалифицируются по разным статьям, в зависимости от причиненного вреда.

По словам сотрудника Научно-исследовательского института ФСИН Александра Смирнова, самосуд стоит приравнивать к анархии и кровной мести, которые были свойственны первобытному обществу.

На протяжении 20 лет социологи РАН изучали настроения в российском обществе и пришли к выводу, что люди склонны действовать по принципу «око за око», чтобы получить компенсацию за нанесенную травму или обиду. Многих, согласно опросам, на это толкает чувство несправедливости и ощущение собственной беспомощности, что порождает агрессию и желание «перестрелять всех».

Перейти в фотобанкСледственный изолятор № 2 «Бутырская тюрьма»© / Алексей КуденкоПерейти в фотобанкСледственный изолятор № 2 «Бутырская тюрьма»

В 2010 году в Республике Коми несколько хулиганов избили 18-летнего Романа Асаенка в переулке за отказ «угостить сигареткой». Молодой человек скончался на месте. По данным СМИ, у подозреваемых были влиятельные родственники, которые вмешались в ход дела. На суде только один из убийц получил 14 лет реального лишения свободы, остальных признали виновными в хулиганстве — они отделались условными сроками.

Через два года отец погибшего решил устроить «суд Линча». По данным республиканского Следкома, он похитил зачинщика драки, вывез его в лес, приковал к дереву и уехал, надеясь, что смерть будет мучительной. Однако тот смог выбраться и заявить в полицию. Отцу дали четыре года за похищение убийцы сына.

«…Или право имею?»

Житель Нижнего Тагила Сергей Рудаков получил травму на производстве и был не согласен с размером получаемых по инвалидности выплат. Добиться справедливости через суд не вышло — 16 лет он требовал пересмотреть компенсацию. В итоге инвалид второй группы Рудаков явился в Фонд социального страхования с охотничьим карабином «Сайга», застрелил юриста и директора, а после покончил с собой. В предсмертной записке он сказал, что его чаша терпения была переполнена.

Перейти в фотобанкНаручники© / Виталий БелоусовПерейти в фотобанкНаручники

Если герой «Преступления и наказания» изводил себя мыслями, как убить «старуху» и что ему за это будет в одиночестве, то сегодня люди, уверенные, что самосуд — самая действенная мера, находят единомышленников в социальных сетях. Они рассказывают друг другу о пережитых обидах и вместе решают, как учинить расправу.

«Нам абсолютно все равно, какой нации и какого вероисповедания преступник. Будь он белый или цветной, если он преступник, мы будем отстаивать наше право растерзать его в клочья», — говорится в описании одной из таких групп.

Один из участников сообщества честно сообщил корреспонденту , что к 28 годам в его подсознании «сформировался комплекс неполноценности». «Я вкалываю 11 лет, сутками отдаю себя науке и зарабатываю копейки. А кому-то все дозволено. Почему можно об меня вытирать ноги, а я все равно ответить не смогу? Почему бы не изменить мировосприятие? Почему я не могу себя назвать по образцу Раскольникова «сильной личностью»? Справедливо наказывать тех, кто обошел правосудие, потому что оно субъективно — ведь наши права неравны», — уверен он.

Самосуд в Сети

Тот, кто давно вынашивает план мести, зачастую ищет способы расправы на форумах в даркнете, где анонимные продавцы предлагают соответствующие «услуги». Некоторые из пользователей сообществ уверяют, что могут «пробить» любого гражданина страны по различным сводкам правоохранительных органов, найти адрес места жительства, прописки, любые персональные данные.

«Решаем быстро и качественно, без шума и пыли», — говорится в таких объявлениях. При желании обещают найти исполнителя «приговора».

Иногда данные о судебных решениях оказываются в открытом доступе по ошибке. Речь идет об агрегаторах, которые собирают сведения из канцелярий судов или автоматически загружают их из системы ГАС «Правосудие». «Сотрудники суда иногда забывают удалить информацию, связанную с личными данными», — говорит руководитель центра цифровых прав, ведущий юрист «Роскомсвободы» Саркис Дарбинян.

«Роскомнадзор по заявлению людей, чьи права были нарушены, обращается в суды для ограничения доступа к сайтам, но почему-то не предпринимает никаких мер, чтобы наказывать реальных виновников утечки данных. А ведь пренебрежение должностными полномочиями может стать предпосылкой для самосуда», — добавляет он.

Воспевать бандитизм

Психотерапевт Николай Постников считает, что рост числа самосудов — оборотная сторона открытости и демократизации общества: «Люди всегда жаловались, раньше писали заявления, порой и параноидальные, но к ним относились терпимо со стороны власти и прессы. Если видели бредовую жалобу — отвечали «переписка нецелесообразна», то есть нет смысла реагировать. Теперь же издержки развития общества — гипербдительность, которая всячески поощряется вниманием других граждан и раздувается до самосуда и травли».

Вооруженное нападение на автомобиль© Fotolia / Tomasz ZajdaВооруженное нападение на автомобиль

Агрессивные люди, негативно относящиеся к системе правопорядка, по словам психолога, были и раньше, но «об этом они тихо говорили на кухне, а теперь переквалифицировались в блогеров». Самосуд, по мнению Постникова, прежде всего — акт агрессии, которая заразительна. При трансляции враждебности и культа силы учащаются ее проявления.

«СМИ, кино, социальные сети, насаждают положительный образ героя, который вершит самосуд. Постоянные разборки на дорогах при ДТП, травля в школе и тому подобное — свидетельство того, что люди, чувствуя свою безнаказанность, стремятся подражать бандитизму и стереотипу «я сам все могу», — говорит он.

В конце 90-х подобные настроения смог отобразить режиссер Станислав Говорухин. Герой его фильма «Ворошиловский стрелок» мстил насильникам внучки, за что получил одобрение режиссера и зрителей. Другой случай самосуда, который получил международный резонанс, произошел в 2002 году. Самолет, летевший в Испанию, потерпел крушение над Боденским озером в Германии. За пультом в диспетчерской находился Петер Нильсен. Он допустил ошибку в расчетах, из-за чего пассажирский Ту-154 столкнулся с грузовым «Боингом». В авиакатастрофе погибли все пассажиры, в том числе семья архитектора Виталия Калоева, уроженца Владикавказа.

Виталий Калоев© AFP 2017 / Kazbek Basayev Виталий Калоев

Нильсен уволился с работы и сам считал себя виновным, но никакого реального наказания не понес. Калоев также был уверен, что в смерти его родных виноват именно диспетчер, который заслуживает расправы. Вдовец явился в дом к Нильсену и нанес ему 12 смертельных ножевых ранений. Мстителя осудили на восемь лет лишения свободы, а через пять лет выпустили за прилежное поведение. Когда Калоев прибыл в Северную Осетию, его тепло встретили в аэропорту, а после назначили заместителем руководителя строительства и архитектуры республики. По мотивам событий с участием Виталия Калоева снят фильм «Последствия» (Aftermath). Роль Калоева исполнил Арнольд Шварценеггер.

Несовершенство самосуда

По мнению специалиста ФСИН Александра Смирнова, самосуд в глазах обывателей иногда может выглядеть благородно, даже воспринимается как социально полезный поступок. «Он прост и «скор на руку», основывается на очевидной логике», — объясняет ход таких рассуждений Смирнов. Однако нередко расправа сама по себе становится еще более тяжким преступлением.

В 2008 году боксер Александр Кузнецов забил до смерти гражданина Узбекистана Бахтишода Хайриллаева в Санкт-Петербурге. По словам спортсмена, убитый им мужчина пытался изнасиловать 8-летнего пасынка боксера. И месть за это была положительно воспринята в обществе. За Кузнецова вступились депутаты местного заксобрания, представители РПЦ. На какое-то время Кузнецов стал «борцом с педофилами», пока не выяснилось, что он неоднократно судим за хранение наркотиков и грабеж и уже находился под следствием, а его показания не сходятся с реальным положением дел. В итоге суд дал 2,5 года колонии строгого режима.

Зачастую люди идут на самосуд, чтобы добиться справедливости, но понятие «самосуд» в принципе находится за границами правового поля, считает председатель Межрегионального третейского суда Москвы и Московской области Олег Сухов.

По его мнению, ни о каком балансе здесь речь идти не может. «Если человек совершает противоправные действия, считая своим мотивом «восстановление справедливости», то это не может быть его оправданием.

Если преступник избежал ответственности, то должен ставиться вопрос о привлечении к ответственности тех должностных лиц, которые в этом виноваты. Но вводить в УК понятие «самосуд» нельзя — это «частично легализует такие действия, например, если предусмотреть более мягкое наказание за их совершение», полагает эксперт.

Местечко в Уголовном кодексе

В современном законодательстве России отдельной статьи за самовольную физическую расправу нет, как и снисхождения, несмотря на благожелательное отношение общественности. Руководитель уголовной практики BMS Law Firm Тимур Хутов рассказывает, что самосуд иногда может подпасть под определение «Убийство в состоянии аффекта». Наказание по этой статье — вплоть до лишения свободы на срок до трех лет.

«Но, как правило, оно следует сразу же за преступлением, а если речь идет о недовольстве приговором и убийстве человека в связи с этим, то никакого отношения к аффекту это деяние иметь не будет, — говорит Хутов. — При необходимой обороне есть угроза жизни или здоровью обороняющегося, а самосуд происходит уже после совершения преступления».

Перейти в фотобанкНаручники на судебном заседании© / Евгений БиятовПерейти в фотобанкНаручники на судебном заседании

Хутов уверен, что «обиженный на правосудие» должен обжаловать наказание только в судебном порядке — это касается как самого осужденного, так и потерпевших, недовольных приговором. Для этого есть вышестоящие инстанции, которые могут проверить, соответствует ли приговор принципам законности и справедливости.

Его коллега Михаил Шольдин согласен, что введение отдельной статьи за самосуд не требуется, в противном случае он превратится в сведение счетов: «На практике самосуд — это умышленное убийство на бытовой почве. Преступление — оно всегда преступление, у него нет никаких оправданий. Поэтому самосуд с точки зрения закона ничем не отличается от любого другого непреднамеренного убийства».

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here