«Ненавижу эти пухлые рожицы». Почему чайлдфри отказываются от потомства

0
0

Люди, которые осознанно не хотят заводить детей, они же чайлдфри (от англ. «childfree» — свободный от детей), привыкли слышать в свой адрес один и тот же вопрос: «Кто же тебе в старости стакан воды подаст?» Ответ прост: «Никто». 

Слово «чайлдфри» в русском языке синонимов не имеет, однако добровольно бездетные пары и люди, не желающие иметь детей, были всегда. Настоящее течение в России оформилось не так давно, одновременно с появлением термина, обозначающего эту идеологию. Корреспондент выяснила у участников движения чайлдфри, чем отвращение к детям отличается от нежелания рожать и где та грань, когда убеждения перерастают в психическое отклонение. 

«Потомство — это не только дети»

Сергею Панчикову (имя изменено по просьбе героя) 28 лет. Работает директором по маркетингу в круглосуточной службе доставки еды в Москве, занимается разработкой онлайн-сервисов, а в свободное время курирует одно из крупнейших сообществ чайлдфри в соцсети «ВКонтакте», так как относит себя к приверженцам этого движения.

«Такие сообщества создаются потому, что люди в целом склонны собираться в группы по интересам, будь то музыка или социальные ярлыки. Еще важно найти понимание, поддержку, друзей. Непросто попасть компанию взрослых интересных людей, которые через час общения не начнут разговаривать о детях. Многим, кто приходит в группу, нужна помощь в том, чтобы найти нужные слова для родственников, партнеров, чтобы их услышали и поняли. В этом сообщества помогают», — объясняет Сергей.

Перейти в фотобанкВлюбленная пара© / Владимир АстапковичПерейти в фотобанкВлюбленная параСам Сергей детей не хотел никогда, они ему неинтересны, заводить их он не планирует. Он не испытывает к детям ненависти или страха, пока они или их родители не «вмешиваются в личное пространство». Чтобы изменились эти убеждения, утверждает Сергей, слишком много факторов должно сойтись воедино. 

«Первое — если я начну испытывать биологическое желание продолжить род, второе — стану обеспеченным человеком и смогу дать ребенку по-настоящему хорошее образование, нанять лучших учителей и воспитателей. Третье — если я пойму, что моя жизнь по-настоящему не является полной без сына или дочки. Четвертое — если экономическая и социальная ситуация в стране будет способствовать продолжению рода, — говорит молодой человек. — Таких «если» я могу назвать десятки».

Некоторые из участников чайлдфри-сообщества, по словам Сергея, считают, что планета перенаселена, а человечество истребляет само себя. Некоторые ставят на первый план карьеру, отдают себя науке, творчеству. «Ведь оставить после себя наследие можно разными путями, не обязательно это будут потомки», — считает он.

Хотя есть и те, признается Сергей, кто просто не уверены, что смогут стать хорошими родителями, или боятся, что дети повторят их собственную судьбу: «Многие не видели адекватной модели семьи. Они выросли без одного родителя или не получали достаточно ласки. Из-за этого они не уверены, что смогут дать ребенку то, чего не получили сами. Чайлдфри во многом куда более осознанно относятся к вопросу рождения детей, чем те, кто заводит их, не думая о последствиях». 

Со студенткой Ириной Сергей познакомился, когда девушка была еще далека от идеи бездетной жизни. А когда изучила вопрос, по словам Сергея, поняла: идея чайлдфри ей тоже близка. К детям Ирина также неприязни не питает, но считает, что недостаточно идеальна для материнства, равно как и мир недостаточно идеален для воспитания будущих поколений.

«Часики-то тикают»

Сергей и Ирина рассказывают, что часто ловят на себе взгляды сожаления, когда окружающие узнают про их решение не продолжать род. «К мужчинам чайлдфри в обществе относятся проще, а вот женщинам достается по полной, — говорит Сергей. — Я даже встречал мнение, что женщин надо насиловать, чтобы они рожали против своей воли. Якобы станет нормальной как только родит». 

 Девушка Сергея свои убеждения не афиширует даже перед родственниками, считает, что это ее личный выбор и никого кроме нее не касается. Ирине в каком-то смысле повезло — у нее большая семья, поэтому родителям есть на кого рассчитывать в плане продолжения рода. 

Молодая пара делает покупки в интернет-магазине© Fotolia / baranqМолодая пара делает покупки в интернет-магазине»Традиционные ценности и мнения меняются гораздо дольше, чем мир вокруг нас. Семьи уже не живут по три поколения в одном доме. Сколько ужасных примеров, когда, например, пенсионер вынужден бомжевать, хотя у него есть дети, которых не заботят его состояние и жизнь. Или когда дети выселяют пожилого родителя из квартиры. Нет, дети не дают той самой уверенности, что в старости будет кому подать тот самый стакан воды. Есть способы, чтобы удовлетворить эти нужды, — сиделки, близкие люди, не по крови, но по убеждениям. К тому же нам кажется, что весьма эгоистично приводить в мир человека с той лишь целью, чтоб было кому в старости о тебе позаботиться», — говорит она.

Сергей и Ирина в основном общаются с такими же чайлдфри, но есть у них и «детные» друзья (так представители чайлдфри называют людей, имеющих детей. — Прим. ред.). «Зачастую бывает, что друг начинает навязывать свои взгляды, хотя ранее за ним такого не наблюдалось. К сожалению, это частая ситуация. Но многие находят причины сохранить отношения», — объясняет Ирина.

Она не исключает, что в будущем ситуация может измениться, и один из них все же захочет ребенка. «Если так случится, мы полюбовно распрощаемся и искренне пожелаем друг другу удачи, потому что не хотим ограничивать желания и свободу. Против своей воли человек нормальным родителем не станет, в итоге получится три разбитых судьбы: холодный и вечно сокрушающийся отец, нервная и нетерпимая мать, нелюбимый и ненужный никому ребенок». 

Читайте также:  Путин встретится с представителями исламских организаций

По словам Сергея, в его сообществе встречаются и неадекватные люди, которые открыто испытывают ненависть к детям и всему, что с ними связано. Однако это уже не чайлдфри, а чайлдхейт (от англ. «hate» — ненавидеть), которых стараются изгонять из группы.

«Сделала аборт и не жалею»

Ольга Шустова (имя изменено по просьбе героини) в детстве была вынуждена присматривать за братьями и сестрами, хотя не любила это. Тогда она и решила, что детей заводить никогда не станет. 

Женщина и мужчина сидят на лестнице© Flickr / bigbirdzЖенщина и мужчина сидят на лестнице»Если дети что-то ломали, взрослые ругали меня. В 16 лет ситуация усугубилась — меня изнасиловали, когда я вечером шла домой. И мысли не было оставлять ребенка, сделала аборт. Позже было еще два, но уже от любимого человека. Это не страшно, и я не сожалею. Готова сказать спасибо врачам за то, что сейчас я не сижу с 10-летним сыном одна в коммуналке. Да и было бы неуважительно к ребенку родить его от безысходности и растить как внезапно возникшую проблему», — говорит девушка.

Ольга состоялась как дизайнер, работает удаленно на несколько организаций, в свободное время изучает естественные науки и психологию. С годами позиция девушки утвердилась: она считает, что зачастую дети становятся инструментом самореализации, существами, на которых можно вымещать свои неуемные инстинкты, доказывать свои правоту и превосходство.

«Мы часто рожаем детей не из-за любви и желания дать жизнь, а потому что так положено. Я никогда не хотела и не хочу видеть эти пухлые рожицы, слюнявые руки, сюсюкать и умиляться глупости ребенка».

Дарья Златоус (имя изменено) считает себя сиротой. Отец умер, мать лишена родительских прав. «Пришлось жить у чужих людей, где мне ни на минуту не давали забыть, что я лишняя. Выходит, дети — не такой уж и подарок и не так уж всем и нужны?» — задается вопросом девушка.

Она убеждена что, родив, женщина перестает принадлежать самой себе, ей приходится жить нуждами ребенка: кормить, мыть, стирать, гладить, думать о его здоровье и умственном развитии. «И никто не даст гарантии, что человек вырастет благодарным и не начнет упрекать родителей во всем и ждать, когда они умрут и освободят жилплощадь. Слушая женщин с детьми, понимаю, как они разочарованы в материнстве и чувствуют себя одураченными. Я знаю как минимум трех мам, которые говорят о своих детях: «Хоть бы он сдох».

Нападки — это патология

Чтобы разобраться в вопросе нежелания рожать детей, сперва нужно уточнить, с чем это нежелание связано, считает врач-психотерапевт Александр Пятницкий. «Если позиция вызвана психотравмами, такими как страх нищеты или ответственности, то это одно — здесь нужна помощь психолога. Если же у человека просто нет потребности в продолжении рода, а превалирует желание заниматься чем-то другим, то это не является проблемой. Люди, которые не хотели иметь детей, были всегда, но раньше общество было настроено иначе, вынуждая прогибаться под социум», — говорит он.

Психотерапевт рассказывает, что по работе чаще сталкивается с людьми, которые как раз-таки родились в нелюбви: над ними издевались, били, они раздражали своих родителей: «Может быть, честнее в этом смысле было стать чайлдфри, нежели издеваться над ребенком, отдавать его в детский дом или на воспитание бабушкам».

По мнению Пятницкого, радикальные чайлдхейтеры — это уже патология, равно как и те, кто настроен резко против чайлдфри. 

«Люди нарушают границы других людей, осуждают их ценности, убеждения, что недопустимо в современном обществе. Рождение ребенка — это не механический процесс. Наверное, важнее защищать интересы уже родившихся, чем измываться над теми, кто не хочет продолжать род. Тем же противникам чайлдфри вместо оскорблений и призывов к уничтожению никто не запрещает показывать пример. Но, скорее всего, их проблема — не чайлдфри и не дети, а психологические надломы, из-за которых они и выливают ненависть на других», — считает психолог.Перейти в фотобанкМестные жители гуляют на набережной реки Томь в Кемерово© / Евгений ЕпанчинцевПерейти в фотобанкМестные жители гуляют на набережной реки Томь в Кемерово

С ним отчасти согласна психолог Ольга Маслова. Она обращает внимание на то, что движение чайлдфри — не более чем очередное модное явление, которое ограждает современных подростков от принятия решения: «Безусловно, есть люди, которые действительно не хотят иметь детей в силу каких-то причин. Однако если внимательно посмотреть на состав групп, увидим, что это молодые люди, которым, может быть, еще и неведомо, чего они действительно желают. Многие хотят тратить время на себя, и это не всегда связано с изучением наук».

Маслова считает, что в принципе, если человек принимает решение не продолжать род, он не обязан говорить об этом всем направо и налево: «Это как в шутке с вегетарианцами: вы узнаете, что он вегетарианец, уже в первые 10 минут общения».

Источник